Жуковский – душа компании

Жуковский Василий Андреевич Жуковский был известен, как щедрый, доверчивый, до крайности наивный человек с простым, хорошим юмором. У него, некоторое время жившем на третьем этаже Шепелевского дворца (ныне Эрмитаж), часто собиралась компания друзей-литераторов. А компания собиралась знатная: П.А.Плетнев, В.Ф.Одоевский, А.В.Кольцов, Н.В.Гоголь, А.С.Пушкин, М.И.Глинка, И.А.Крылов, П.А.Вяземский. Поэты и писатели высшей пробы совсем не скучали, рассказывая друг другу разные истории и смешные случаи из жизни. Они с интересом слушали рассказы Пушкина о его поездке на юг. И о том, как граф М.С.Воронцов отправил Пушкина в Бессарабию с приказом сделать доклад о районах опустошённых саранчой. Поэт, не долго думая, составил свой доклад-отчёт так: «Саранча сидела, сидела, всё съела и улетела». И более ничего, хотя отметим, что эта командировка длилась с 22 по 31 мая 1824 года. У А.С.Пушкина была взаимная симпатия со вдовой графа Тизенгаузена Элизой Хитрово, дочерью фельдмаршала Кутузова. О этой премилой барышне с большим декольте Пушкин написал: «Нынче Лиза .. ….

У австрийского посла

не по-прежнему мила,

но по-прежнему гола»

Три графини Тизенгаузен были очень красивые девицы, но очень высоки ростом. Из-за чего, кстати, не все кавалеры смогли ухаживать за ними. Глядя на красивых, высоких барышень В.А.Жуковский удручённо-простодушно говорил: «Они очень хороши, но жаль, что нижний этаж вверх просится». У А.З.Хитрова была очень красивая дочь Наталия. Отец очень гордился её красотой, и при удобном случае указывая на неё рукой, хвастливо произносил: «Какова!». Даже после замужества Наталии Хитровой с князем Долгоруким поэты-остряки долго называли её: «Какова», умышленно меняя ударение в слове.

Помните баснописца И.А.Крылова? Так вот, «…Для Крылова всегда  готовились борщ с уткой, салат с пшенной кашей или щи и кулебяка, жареный поросёнок или под хреном…», а однажды произошла история, над которой хохотала вся компания. В.А.Жуковский не удержался и поведал её друзьям: «…Императрица всегда желала познакомиться с Иваном Андреевичем, и Жуковский повёл его в полной форме библиотекаря имп. Библиотеки в белых штанах и шёлковых чулках. Они вошли в приёмную. Дежурный камердинер уже доложил о них, как вдруг Крылов с ужасом сказал, что он пустил в штаны. Белые шёлковые чулки окрасились жёлтыми ручьями. Жуковский повёл его на чёрный дворик для окончания несвоевременной… «Ты, брат, вчера за ужином верно нажрался всякой дряни». Он повёл его в свою квартиру в Шепелевский дворец, там его вымыли, кое-как одели и повезли его домой».

Историю о происшествии Жан Поля Рихтера у герцога Кобургского Жуковский рассказывал очень часто и она всем приелась. А.Россет: «…Знаем, знаем…» говорили мы. Гоголь грозил ему пальцем и говорил: «А что скажет Елизавета Евграфовна, когда я скажу, какие гадости вы рассказываете?». Н.В.Гоголь подсказал Пушкину и Мятлеву выискивать смешные или просто занятные фамилии в газете «Инвалид». Где можно было вычитать к примеру такое: «Полковник Заас выдал замуж дочь за офицера Ранцева и потребовал, чтобы Ранцев присоединил его фамилию к своей. Получалось Заас-Ранцев, все кто узнавал об этом, уже произносил эту фамилию с улыбкой. Император Николай Павлович, узнав об этом, повелел офицеру именоваться Ранцев-Заас.

У императора Николая Павловича с юмором всё было в порядке. Прибыв однажды в село где его встретили все жители, император остановился пред сельским старостой, держащим в руках хлеб-соль. Староста начал говорить приветственную речь: «Царь, ты столп!», и от волнения запнулся. С полминуты староста переминался с ноги на ногу, а затем опять громко воскликнул: «Царь, ты столп!», и опять замолчал, застыв в оцепенении. Нарушая затянувшуюся паузу, император громко ответил старосте: «А ты, дубина!», и долгий смех разрядил обстановку. Совсем не зря император Николай Павлович назначил воспитателем-наставником своему наследнику Василия Жуковского. Впоследствии император Александр Николаевич всегда с теплотой вспоминал своего весёлого первого учителя.

А.Россет, одна из немногих женщин того времени с которой искренне дружили В.А.Жуковский, А.С.Пушкин, А.И.Тургенев, И.П.Мятлев и др. Восмпоминания Россет: «Я хорошо рассказываю, Жуковский, Пушкин, Тургенев всегда просили меня рассказывать… Жуковский ??? и я, мы всегда ужинали за маленьким столом…Я не знаю как мне пришло в голову сказать, что я вулкан и под ледяным покровом и, торопясь, клянусь, не понимая, что говорю, я сказала: «Я, как Mont-Ros, на которую никто не всходил». Тут раздался безумный смех, я глупо спросила, отчего все рассмеялись?…Карамзина погрозила Пушкину пальцем…Жуковский и Пушкин взяли в привычку ходить ко мне по вечерам,…по утрам, когда Жуковский, будучи воспитателем наследника престола, бывал занят, забегала к Пушкиным, вызывая тем самым переодические приступы ипохондрии у Натальи Николаевны: «Ты ведь к мужу пришла, ну, иди к нему…Вот какая ты счастливая, я тебе завидую! Когда ты приходишь к моему мужу, он весел и смеётся, а при мне зевает»».


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.