Всё летит, и время, и мысли.

Всё летит, и время, и мысли. Время идёт медленно, бежит стремительно, иногда его нет или его теряют, а иногда оно течёт или летит. «Что такое время и какова природа его – нам неизвестно»: с досадой сказал Аристотель. И столько времени прошло, целых 17 столетий, а учёные всё верили словам Аристотеля, что тяжёлое тело падает быстрее, чем лёгкое.

Присел однажды на крылечко Пизанской башни Г.Галилей, молодой профессор Пизанского университета, и подумал об этом утверждении Аристотеля: «Предположим, Аристотель прав, и тяжёлые предметы устремляются вниз быстрее, чем лёгкие. Если присоединить к тяжёлому телу лёгкое, мы замедлим его падение. Нет. Ведь суммарный вес обоих тел больше, чем одного, только тяжёлого». И «заварил кашу» почти на сто лет.

У Галилея взявшегося изучать свободное падение тел, не было ни механических часов, ни секундомера, он почему-то даже не использовал песочные часы. Чтобы измерять небольшие промежутки времени профессор наливал в банку с маленьким отверстием на дне воду, и закрывал это отверстие пальцем. Отпуская шар, начинавший падать вниз, Галилей одновременно убирал палец закрывающий отверстие в банке. Пока шар летел вниз, вода капала на чашу весов. По весу вытекшей воды учёный определял длительность падения шара. Интересная метрология.

«Время есть движение, измеряющее другие движения»: это Лобачевский так здорово сказал. Вес воды – время полёта шара … с насколько глубокомысленным видом другие учёные проводили подобные опыты, чтобы опровергнуть выводы Галилея. Лишь через 48 лет (в 1638 году) Галилео в своих «Беседах и математических доказательствах» дал объяснение всем оспариваемым фактам. Среди прочего учёные поняли, что еще раз немного не прав Аристотель, утверждавший, что брошенное тело освобождает за собой пространство, в которое устремляется окружающий воздух и подталкивает тело вперёд. Если считать время четвёртой координатой некоторого пространства, то некоторые, иногда задумавшись, не замечая, как идёт время, блуждают в этом пространстве.

Жорж Луи Леклерк Бюффон – естествоиспытатель, автор «Естественной истории» в 36 томов, настолько задумался об изменяемости видов под влиянием условий среды, что в бессознательном состоянии, потерявшись в пространстве, поднялся по ступеням на колокольню, спустился вниз на землю по верёвке и продолжал ходить в раздумьях, не замечая недоумённых взглядов очевидцев. В таком состоянии, ни время, ни работа мозга, ни от чего не зависит, никем не может быть регулировано или задержано. Впрочем, интересно, вес головного мозга весит в среднем полтора килограмма – кучка, состоящая из извилин, переплетённых нервными волокнами и кровеносными сосудами, потребляющая пять грамм глюкозы и три литра кислорода в час, а проблем создаёт множество. И сделан грамотно, при наличии 10 млрд. ячеек способен хранить 1 000 000 бит информации, потребляет лишь 25 ватт.

Время-лекарь, но не для мозгов. В возрасте 20 лет Гемфри Дэви открыл, что вдыхание закиси азота, газа со слабым приятным запахом, приводит к возбуждённому состоянию. Вдыхая этот газ Дэви, безудержно смеялся, смех сопровождался непроизвольной мимикой и нелепой жестикуляцией, и притуплялась зубная боль, от которой он страдал. Г.Дэви – химик, открывший рекордное количество химических элементов, во время взрыва в лаборатории получил повреждения рук и глаз, а вот привычка нюхать новые вещества привела к серьёзным поражениям печени, сердца и почек, и прекращению исследований в химии в 34 года.

Известный американский химик Д.Вудхауз проверял действия окиси азота на своих знакомых, этот газ приводил людей в бешенство. Вудхауз описывал: «Один из них, стал хватать меня за ворот, тянуть за галстук, разорвал на мне халат, бегал по комнате и бросался на всех, кто оказывался рядом с ним». И видно сам Вудхауз что-то понюхал и умер в 38 лет. А химик и врач Джексон однажды нечаянно вдохнул хлор, чтобы нейтрализовать раздражающее действие хлора он стал вдыхать смесь аммиака и эфирных паров. Джексон считал, что хлор, соединившись с водородом эфира, даст хлористый водород, который, затем нейтрализуется аммиаком. Наивно, но результат был достигнут, чуть позже Джексон догадался о наркотическом действии эфира. Может так появились анестезиологи?

Гораций Уэллс (не писатель-фантаст) исследовал открытый Дэви «эффект веселящего газа» (закись азота). Ища новые обезболивающие средства, он пытался внедрить в медицинскую практику наркоз закиси азота, эфира и хлороформа. Все исследования он проводил на себе, стал наркозависимым и вскрыл себе вены. В середине прошлого столетия смертность среди американских химиков (от 25-59лет) была в два раза выше, чем среди физиков, и в три раза выше, чем среди биологов и экономистов. Не рискуйте с помощью психофармакологии искать на галеевской «карте мозга» «остров Баратарию» (орган «молитвенного состояния»), потеряете здоровье, время, узнаете лишь разницу меж пространством и временем. Т.е. желая вернуться в некоторую точку пространства, где уже были раньше, чтобы исправить допущенную ошибку – это вы сделаете. Но. Но вернуться в, то время, которое уже прошло, пытаясь что-то исправить, к сожалению, невозможно.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.