Век Людовика XIV (часть 2)

Противоречие между ростом капиталистических отношений и феодально-самодержавным строем ко второй половине XVII в. уже значительно усилилось. Это и проявилось в зарождении первых признаков буржуазно-революционной идеологии во время Фронды. Но капиталистическое развитие могло ещё некоторое время успешно совершаться в рамках самодержавно-феодального строя. Требова­лось только, чтобы правящие круги облегчали своей экономической политикой приспособление капиталистических элементов к феодаль­ным условиям. Правительство Людовика XIV в лице Кольбера как раз и действовало в этом направлении. Кольбер был творцом закон­ченной и всесторонней меркантилистической системы, которая соединила в себе и промышленный протекционизм Генриха VI в торговый протекционизм Ришелье. По имени её творца эту систему принято называть кольбертизмом.

Кольбер много больше своих предшественников сделал для развития во Франции промышленного производства в форме центра­лизованных мануфактур. С целью защиты французской промышлен­ности от иностранной конкуренции, особенно со стороны Голландии и Англии, Кольбер не переставал повышать импортные пошлины. Промышленному росту Франции много содействовало быстрое развитие торговли, которое также происходило под сильнейшим воздействием кольбертизма. При поддержке государства было основано 27 монопольных торговых компаний; при их помощи Франции удалось завоевать ряд новых рынков и очень значительно расширить свои колониальные владения.

К 80-м годам XVII в. Франция стала одним из наиболее передовых государств Европы в промышленном отношении и главным сопер­ником Голландии в морской и колониальной торговле.

На внешнюю политику абсолютизма интересы промышленности и торговли стали оказывать всё возрастающее влияние. Свидетельством этого были войны с торговым соперником Франции – Голландской республикой и её союзниками в 1667-1668 гг. и 1672-1679 гг., в результате которых Франция добилась ряда новых территориаль­ных приобретений во Фландрии и Франш-Конте. Однако достиже­ния Франции на пути капиталистического развития были непроч­ными, так как абсолютистский строй не в состоянии был создать условий для дальнейшего экономического прогресса страны. К концу XVII в. абсолютизм уже исчерпал свои прогрессивные возможности и стал превращаться в препятствие для развития капитализма. Вооружённое состязание Франции с Англией и Голландией, наиболее передовыми и буржуазными по своему обществен­но-политическому строю государствами, явилось проверкой для абсолютизма Людовика XIV.Этого экзамена феодально-самодер­жавная Франция не выдержала.

Первая крупная неудача постигла Людовика XIV в 1688-1697 гг. в войне с европейской коалицией во главе с Англией и Голландией. Вторую неудачу он потерпел в войне за Испанское наследство (1701-1714 гг.), в которой Франции пришлось встретиться с новой европейской коалицией во главе с теми же Англией и Голландией. Эти неудачи заставили Людовика XIV поступиться в пользу про­тивников целым рядом территорий в Европе и в колониях.

Главной причиной поражения Франции явилось её экономиче­ское истощение. Народные массы и буржуазия оказались не в состоянии выдержать двойное бремя содержания огромной массы привилегированных паразитов и военных налогов, которые достигали чудовищной для того времени цифры. Крестьянство и трудовой люд городов дошли до такой степени разорения и обнищания, что это стало тревожить даже королевских интендантов. Мануфакту­ристы и купцы потеряли всё, чего они достигли за предыдущие десятилетия. Промышленность и торговля пришли в небывалый упадок. Несмотря на все ухищрения сборщиков налогов, с 1683 по 1715 г. государственные доходы упали на 37%.

Крушение военного и экономического могущества державы «ко­роля-солнца» ознаменовалось новым подъёмом классовой борьбы, за которым теперь скрывался усилившийся конфликт между капиталистическим развитием страны и абсолютизмом как формой централизованного господства феодального класса. Кризис феодально-абсолютистской системы всё более обострялся.

Отличительной чертой этой фазы классовой борьбы являлось то обстоятельство, что, наряду с народными волнениями в городах и сельских местностях, всё ярче и шире выступала принципиально новая форма буржуазной оппозиции абсолютной монархии, впервые проявившаяся в годы Фронды. Теперь эта оппозиция освобождается от муниципально-сословной ограниченности и переходит к критике существующего порядка с точки зрения разума. Она черпает свои идеи из кальвинизма, из арсенала рационалистической философии и из общественных теорий, порождённых нидерландской и англий­ской революциями.

Движение буржуазии было встречено в штыки всеми правящими кругами, причём одним из наиболее непримиримых противников передовых буржуазных идей стали те самые «люди мантии», кото­рые всего 2-3 десятилетия назад шествовали в ногу с буржуа­зией. Самым жестоким гонениям подверглась протестантская часть буржуазии, так как она являлась в глазах правительства наиболее опасным элементом. К 1685 г. Нантский эдикт был све­дён на нет. Кальвинистам угрожало не только полное разорение, но и лишение свободы. Это повлекло за собой эмиграцию из Франции десятков тысяч ремесленников, купцов, мануфактуристов. Неко­торые промышленные центры совершенно оскудели, например, в городе Туре из 900 кожевенных мастерских осталось только 54. В результате расправа с кальвинистами ещё более усугубила эко­номический упадок Франции.


А так же можете прочесть похожие записи

  • Нет похожих записей

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.