Век Людовика XIV (часть 1)

За долгое царствование Людовика XIV (1643-1715 гг.) самодер­жавно-феодальный строй во Франции достиг апогея своего раз­вития и, исчерпав свои прогрессивные возможности, стал клониться к падению. Вплоть до 1661 г. Людовик XIV оставался в стороне от государственных дел, а бразды правления находились в руках у кардинала Мазарини, итальянца по национальности, который из папского легата превратился в наперсника и ближайшего помощника кардинала Ришелье, а после смерти Людовика XIII –  в первого министра, временщика и любовника вдовствующей ко­ролевы Анны Австрийской. Мазарини продолжал политику Ришелье. В 1648 г. в Мюнстере был заключён мир с герман­ским императором (так называемый вестфальский), а в 1695 г. был подписан мир с Испанией (Пиренейский). В результате Франция получила значительное территориальное приращение-   часть Эльзаса, Артуа, Фландрии и Люксембурга, новые районы Лотарингии и Руссильон. Этим было положено начало преоблада­нию Франции на европейском континенте, которое она удержи­вала до XVIII в. Внутренние экономические и политические ослож­нения, связанные с тяжёлой и длительной войной, в правление Мазарини чрезвычайно усилились. В 1648 г. они вызвали взрыв гражданской войны, вошедшей в историю под названием Фронды. Это был последний приступ феодальной усобицы. Названием «Фрон­да» (детская игра) современники этого движения хотели подчерк­нуть его несерьёзность и беспочвенность. Действительно, Фронда обнаружила слабость всех оппозиционных группировок, выступив­ших против королевского абсолютизма. «Люди мантии» первыми предприняли нападение на Мазарини. Они протестовали против нарушения их прерогатив финансовыми дельцами, забравшими во время войны большую силу в правящих сферах и подчинившими своему влиянию прямых агентов центральной власти на местах – интендантов. Этим и была продиктована программа парижского и провинциальных парламентов, выступавших в интересах всей чиновничьей корпорации. Но парламентская Фронда окончилась быстро. Феодально-аристократическая Фронда также обнаружила свою политическую несостоятельность, так как мятежным вельмо­жам не удалось увлечь за собой большинство рядового дворянства лозунгом реванша за унижения, испытанные «благородным сосло­вием» при «тирании Ришелье и Мазарини». В ходе борьбы обнару­жились совершенно новые для Франции политические тенденции, выявившиеся в движении значительной части средней и мелкой буржуазии. Эти слои впервые обнаружили стремление к полити­ческой самостоятельности и к борьбе, за переустройство общества на буржуазных принципах равенства и свободы. Наиболее чётко выступило это буржуазно-революционное направление в Бордо, где в значительной мере под идейным влиянием английской революции, образовалась демократическая организация, которая выдвигала уже требования, близкие левеллеровскому «народному соглашению. Эти новые буржуазно-революционные веяния ещё были слабы и плотно окутаны традиционными идеями о муни­ципальных вольностях и привилегиях. Но, тем не менее, они оказали заметное влияние на ход событий, усилив склонность как пар­ламентской, так и дворянско-аристократической оппозиции к прими­рению с Мазарини. К 1653 г. феодальные смуты закончились полным торжеством короля.

После поражения Фронды и победоносного завершения войны с австрийскими и испанскими Габсбургами Франция переживала по­лосу наивысшего могущества абсолютной монархии. Вплоть до 80-х годов XVII в. абсолютизм уже не встречал сколько-нибудь заметного сопротивления со стороны каких-либо феодальных или буржуазных группировок.    Общественный фундамент абсолютной монархии расширился и укрепился. Теперь опорой трона стал весь феодальный класс в целом, так как политическая оппозиция абсолютизму со стороны феодальной аристократии и «дворян шпаги» прекратилась навсегда.

Однако политическая роль различных групп феодального класса была далеко не одинаковой.

Преобладающее политическое влияние сохранилось за «людьми мантии», которые теперь безраздельно господствовали в королевском совете в качестве государственных министров и управляли провинциями в качестве интендантов. Наиболее выдающееся поло­жение среди этих сановников буржуазного происхождения зани­мал Кольбер, сын купца из Реймса, который ведал финансами, морским флотом, торговлей и промышленностью и руководил наи­более важными дипломатическими делами.

Окончательно конституировавшись в правящую группировку и добившись полного торжества бюрократической централизации над сепаратизмом знати и дворянства, «люди мантии» стали отделяться от третьего сословия и сближаться со старофеодальными кругами. Они из «людей мантии» переименовываются в «дворян мантии», превращаясь в особую фракцию привилегированного сословия.

Феодальная аристократия была лишена реального политического влияния на государственные дела. Её средоточием стал Версаль, где Людовик XIV воздвиг великолепный город дворцов. Вельможи были вознаграждены за своё политическое унижение обилием ма­териальных благ; которые изливались на них с высоты трона в виде придворных и церковных синекур, пенсий и денежных подар­ков. Расходы на подкуп высокопоставленных паразитов становятся одной из главных статей государственного бюджета со времени Людовика XIV.

Рядовое дворянство не получило такой щедрой компенсации за своё подчинение самодержавию, но всё же его давняя тяга к госу­дарственным должностям теперь получила известное удовлетворе­ние. Создание самой крупной в Европе постоянной армии сделало офицерский корпус обширным источником для кормления «дворян шпаги» за государственный счёт.


А так же можете прочесть похожие записи

  • Нет похожих записей

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.