Ведьмы – цвет чертополоха

Молот ведьм В новелле С.Цвейга «Сёстры близнецы» одна из сестёр известная куртизанка, вторая, чтобы уязвить её, становится известной святошей. Не углубляясь глубоко, заметим, что куртизанками (проституция) становились не по экономической причине – в первую очередь это психика.Ad notam. Статья эта, – материалы о ведьмах, инквизиции, нравственности и прочем – это то, что не вошло в предыдущие статьи «Ведьмы – от и до». Ни в коем случае эти материалы не затрагивают ведуний-целительниц душ человеческих (полезных женщин), тех которых по недомыслию причисляют к ведьмам.

Но вернёмся к куртизанкам. Папа римский Бонифаций IX (1391) имел кличку Симонист, при нём за получение церковной должности платили тройную сумму годового дохода этой должности. Монастыри приносили прибыль (взносы, пожертвования и т.д.) и многие знатные дамы, следуя моде, покупали должности настоятельниц женского монастырей, также, многие богатые и известные куртизанки покупали сан настоятельниц (Италия, Венеция). Из художественных произведений нам известно, что женские монастыри – прибежище жертв несчастной любви или жизненных невзгод, в действительности же, процент таких монашек был минимален (речь не о православных монастырях). Подавляющая часть монахинь попадали в монастырь  по воле родителей в возрасте шести-семи лет, причины разные: деформации психики, на «прокорм» и пр. Разумеется, воспитывались монашки, так как желала настоятельница, то есть кое-как, Боккаччо в книге «О знаменитых женщинах» констатировал: «Нашим монастырям не удалось ни одной души склонить к служению богу».

Европа начала второго тысячелетия – это нескончаемые войны, эпидемии и подъём христианства. Науки зарождались средь чёрной магии, астрологии, алхимии, суеверий и шарлатанства, которые, как и религия, были неразрывно связаны с общественной и личной жизнью. Например, римского папу Сильвестра II (Герберт из Орийяка, 1000 год) за хорошие познания основ физики и механики считали служителем демонов. Карла Мартелла (преградившего путь арабам во Францию), за везение считали чародеем, философа Альберта Великого, за знания в химии и физике, считали алхимиком и чернокнижником.

До начала 14 века на магию, и колдовство смотрели сквозь пальцы, «позорные столбы» и казни начались после. Была оглашена булла Иоанна XXII «Super illius specula» (1317 год), кстати, она, по мнению народа, подтверждала наличие и авторитет магов и колдунов, как нечто реальное и значительное.

Очень понятно изложены у Каннабиха. Ю., в «Истории Библии» (Хенрик ван Лун) и «Сексуальной психопатии» (Крафт Эбинг) материалы о религиозных психозах, а  ван Лун и Эбинг подтверждают слова церковнослужителей, что книги Ветхого завета – это работы древних психиатров, в которых содержатся попытки обучения  людей, имеющих душевные болезни, самоконтролю и методике самовнушения (аутотренинг). Очень умной книгой считается также Апокалипсис (помните четырёх всадников), или иначе, Откровение Иоанна Богослова, если коротко – когда коэффициент насыщения общества бионегативными людьми превысит одну треть, «больной социум», то приходят социальные потрясения (сейчас это возможно создавать искусственно, с помощью СМИ), смена общественных формаций. Одна треть – это много, можно даже сказать – это уже оружие массового поражения. Поэтому появилась инквизиция – тормоз пророчеств Апокалипсиса, ведьмачество же, «уходило в подполье». Инквизицию немало полили грязью, скажем так, цифры её «невинных» жертв сильно раздуты (от 10 млн. и ниже). Трезвомыслящие источники сообщают о нескольких десятках тысяч за 300 лет. Причём, подавляющее количество «дел» инквизиции – это уголовные процессы. Процессы об отравлениях, кровосмешении, мужеложстве, содомии и пр., прочтите протоколы Санта-Оффицио. А русские староверы, немало пострадавшие от церкви, считали, что инквизиторы сожгли на кострах не более 10тыс. человек. Сравним? За три года, после начала Великой французской революции, под нож гильотины попало около миллиона человек. Большая часть из них было невинна. Население Франции, на тот момент составляло до 25 млн.

Монастыри создавались как прибежище в локализации потенциального зла,  место усмирения гадких страстей, изолятор (психбольница) душевнобольных. Монашеская братия имела опыт борьбы с «бесовщиной» (устав, пост, молитва, труд, молчание, карцер). Опытные монахи, переборовшие своих «бесов» и искушения, выдвигались на ответственные посты в церковной иерархии, они знали многое из того, что ныне называют психоанализом. На исповеди, обнаружив признаки ненормальности в поведении или находя за частностями закономерность, священнослужители превращались в психиатров, проводили беседы и давали советы (поощряя положительные черты характера или поступки). Не давали «страждущим» совершить osculum infame. Вообще-то монастыри ко всему прочему были  и центрами образования (образование – от «образ»).

Раз речь шла о монашках, то и плавно переходим к ним. Женские монастыри с трудом соблюдали уставы, почитайте «Декамерон» или «В защиту Геродота». В 1472 году за бардак-бордель всех монахинь монастыря св. Леонарда перевели на «перевоспитание» в мужской монастырь св. Лаврентия, который за строгость правил прозвали «палач монахинь и ведьм».

Наверное, самыми первыми «жертвами» «первой» инквизиции можно считать библейских жителей городов Содома и Гоморры. Туда бог Иегова послал двух инспекторов-ангелов, за имевшие место гадости оба города подверглись жёсткой  инквизиторской «зачистке».

Иоанн Златоуст давая такое определение ведьмам: «Что такое женщина как не враг дружбы, неизбежное наказание, необходимое зло, естественное искушение, желательное бедствие, домашняя опасность, усладительный вред, зло природы, окрашенное в красивые краски…», наверняка имел веские причины. Наше древнерусское «ведать» – знать, в нашем случае – знать, что неведомо остальным. Английское «уит» также – ведать, как семантический корень, дало «уитчь» – ведьма. Ведьмачество стало отрицательным понятием. Причины были, ведь большая часть ведьм использовала свои возможности и желания во вред, не себе, другим.

Это, так сказать, затянувшееся предисловие завершим словами из древнерусской летописи: «А ещё где в книге сей грубостию моей пропись или небрежением писано, молю вас: не зазрите моему окаянству, не клените, но поправте, писал бо не ангел Божий, но человек грешен и зело исполнен неведения».


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.