Увековеченные

С каждым завоеванием человеческого гения мы вспоминаем тех, чье научное наследие помогло одержать новую победу разума. Даже не читая имен и фамилий можно догадаться, о ком хранят память короткие фразы.

Он вырвал у неба молнию, а затем у тиранов скипетры – вырезано на бюсте работы знаменитого Гудона. Это Вениамин Франклин, борец за свободу, естествоиспытатель, изобретатель громоотвода.

Остановивший Солнце – двинувший Землю – написано на постаменте памятника, что стоит в городе Торуни. Это Николай Коперник, создатель гелиоцентрической   системы.

Он первый увидел звук – слова с надгробия Августа Теплера, ученого, который первым сообразил, как запечатлеть на фотопластинке неоднородности в газе, и таким образом создал метод, до сих пор применяемый для исследования механических и тепловых процессов в газах.

Приблизил звезды – эта короткая, но величественная фраза высечена на могильном камне Иосифа Фраунгофера, создателя замечательных оптических инструментов для астрономии.

Лишь изредка увидишь эпитафии, ставящие в пример потомству не достижения ученого, а стиль его жизни, существо его натуры.

Вся жизнь его прошла в трудах неутомимо – надпись, что выбита над могилой В.Петрова, открывшего электрическую дугу.

Пышные эпитафии зачинателям современной науки.

В 1602 году свой набор картографических карт, состоящий из 111 карт, назвал «Атлас, или космографические рассуждения о творении мира сотворённой Вселенной», название прижилось. Если помните, Атлас – один из титанов, восставший против Юпитера, потерпевший поражение, и был осуждён, вечно держать на своих плечах свод земной. »Кто бы ни был ты, прохожий, не бойся, что этот небольшой ком земли давит, как груз, на погребенного Меркатора; ибо вся земля не бремя для человека, который, подобно Атласу, нес на своих плечах всю её тяжесть.»

Здесь покоится Исаак Ньютон, беспримерною силою ума и могуществом математики впервые объяснивший движение планет, пути комет, приливы и отливы океана… – начало текста, начертанного на той плите, под которой в Вестминстерском аббатстве похоронен Ньютон.

И словно резюме надгробного списка научных заслуг Ньютона, читаются торжественные слова на постаменте памятника, воздвигнутого перед часовней Тринити-колледжа в Кембридже: «Он превзошел разумом род человеческий».

В рукописях Лейбница было обнаружено, что 29 октября 1675 года он впервые применил знак интеграла, заменив принятое в то время обозначение Кавальери. В 1697 году он закончил свою работу над правилами арифметических действий с двоичными числами, Лейбниц счёл их настолько прекрасными, что стал настойчиво убеждать монаха – миссионера, отправляющегося в Китай, взять эти правила с собой, как убедительное доказательство наличия бога. У знакомых Лейбница, о нём сложилась поговорка – что он способен мыслить лишь в горизонтальном положении – до такой степени ему необходимо было лежать, чтобы мыслить (и вы попробуйте). И величавая поэтика пространных фраз, и обращения к потомству – все это краски старины. На надгробном камне Лейбница, великого немецкого математика, современника Ньютона и его соавтора по созданию дифференциального и интегрального исчисления всего два слова: «Гению Лейбница».

Великие ученые часто предпочитали языку слов лексикон чертежей и формул. Архимед завещал нарисовать на своем надгробии шар и описанный вокруг него цилиндр, чтобы потомки помнили автора знаменитого соотношения: объем шара составляет 2/3 от объема описанного вокруг него цилиндра, а поверхность шара равна по площади 2/3 охватывающей ее цилиндрической оболочки. Н. Умов, показавший в своих теоретических работах, как переносится энергия в электромагнитном поле, пожелал, чтобы формула потока энергии была начертана на его могильной плите. График логарифмической спирали велел вычертить на своем памятнике Иоганн Бернулли.

Иоганн Кеплер, автор законов небесной механики и при всем том большой любитель мистики, составил для своего надгробия гордое, высокопарное стихотворение: «Однажды я измерил небо – теперь я измеряю тень Земли, дух также остался небесам – призрачное тело погрузилось вниз».

Фразу, совсем не относящуюся ни к науке, ни к своим заслугам перед ней, просил поместить на его могиле один из творцов учения об электричестве – Ампер: «Наконец счастлив».

А коллега Ампера, великий самоучка Фарадей, и в годы славы не утративший удивительной простоты и скромности, вообще запретил писать какие-либо слова – он хотел быть похороненным как все простые люди.

Но даже рядом с этим необычным предсмертным желанием выделяется оттенком скромности завещание Яноша Бойаи, одного из создателей неэвклидовой геометрии: «Над моей могилой не нужно ставить никакого памятника – только яблоню в память о трех яблоках: двух, Евы и Париса, которые превратили Землю в ад, и яблоке Ньютона, который вновь вознес Землю до круга небесных тел».


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.