Подвиги человеческие на благо науки

памятник Берингу Михаил Васильевич Ломоносов – очень разносторонний учёный. Среди прочих его полезных дел можно отметить составление «полярной карты», которой впоследствии успешно воспользовались экспедиции П.К.Креницина-М.Д.Левашова и В.Я.Чичагова. Отвлечёмся на минутку от Ломоносова. Справедливости ради отметим, что начало составлению карт Камчатки, Чукотки и Аляски положил Витус Беринг. В.Беринг, «сотоварищи», – настоящий герой, похлеще, чем Х.Колумб. Читать далее »

Ломоносов – сплав науки и жизни

Хронометр Алхимик, философ, теолог, граф Альберт фон Больштедт. Он же Альберт Великий, утверждал, что алхимик должен быть: молчалив, скромен, уравновешен, разносторонне образован, прилежен и терпелив. Алхимик должен избегать дружбы с князьями и знатными людьми, которые постоянно пристают с вопросом: «Что новенького? Что вы покажете нам интересного?». Пустопорожнее любопытство – грех, любопытство естествоиспытателя – работа ума. У потомков работа ума разная. Поэтому. Роль личности в истории, в угоду конъюнктурным соображениям, меняют довольно часто. Читать далее »

Полиглот из Архангельска

Ломоносов В 1760 году М.В.Ломоносов в письменном ответе на запрос, какими и в какой степени иностранными языками он владеет, написал, что в совершенстве знает одиннадцать (забыв упомянуть двенадцатый – латынь), а ещё на девятнадцати иностранных языках мог сносно разговаривать. Вообще-то фамилия Ломоносов – подходящая для классного боксёра, но в те времена бокса не было, и Михаил Васильевич пошёл в студенты. Читать далее »

Конъюнктурные переливы

Сразу после смерти генерал-фельдмаршала Ф.В.Остен-Сакена все его архивы были переданы в военное министерство, а военным министром в то время был князь А.И.Чернышёв. Барон Вревский П.А., адъютант военного министра, обнаружил и прочитал из дневника Остен-Сакена такую фразу: «Если кто желает иметь самое неверное понятие о компании 12 года, то пусть читает записки холопа князя Чернышёва, Михайловского-Данилевского. Читать далее »

«За штилем их не гнаться, но смотреть, чтоб дела не проронить»

Ломоносов В начале XVIII века в царствование Петра I начался процесс, выявивший изумительную мощь и гибкость русского языка в создании новых и ассимиляции иностранных слов и терминов, выражающих точные научные понятия. Сам Петр I, который по необходимости ввел в обиход российской жизни немало громоздких иностранных слов, тяготился этим обилием, призывал своих сподвижников «писать, как внятнее» и в переводах иностранных книг «за штилем их не гнаться, но смотреть, чтоб дела не проронить». Читать далее »