«Слово» на карте

Карта У континента-государства Австралия столица (1927) город Канберра. Что означает это слово? Откуда оно взялось? Ни один печатный источник 20-го века не ответил на эти вопросы. Когда-то давно языковед Альбер Доза написал: «Любое собственное имя, географическое, в том числе, есть слово…судить… о нём самом, разумеется, могут только языковеды». Историки тут же воспротивились этому утверждению. Языковед А.Востоков (19 век) предложил «жить дружно», но куда там, лингвисты обвинили языковедов и историков в умозрительности. В.Невзоров категорично заявлял: «Топонимист не должен быть лингвистом, или географом, или историком. Он обязан быть топонимистом». Географы же, иронично посоветовали всем перечисленным спорщикам держаться подале от «подведомственной им епархии», но всё взаимосвязано: топонимика и антропонимы, история и ономатология, география и топонимика. Но, раз «худой мир лучше доброй ссоры», и так как работы у них ещё немеряно, то языковеды, историки, топонимики, лингвисты и географы, с большими усилиями  удерживаясь от споров, совместно решают презапутанные загадки в названиях географических имён. Дело нужное, географические названия, на исчезающих и исчезнувших языках, становятся старше и могут онеметь навеки. Все географические места, имеющие для человека значимость, получали своё название, а иерархия их важности отражается на географических картах (макротопонимы, микротопонимы). А в давние времена своё название на местности получало то, что имело для человека хоть какое-то практическое значение. Как получают название? По – разному.

Вот Альбер Доза приводит пример, говоря, что имя должно измениться так, как его меняло время и языковые условия, в соответствии с фонетикой чередования (соседства) нескольких языков. В трансальпийской римской Галлии небольшое поселение носило название Вапинкум. Исследуя исторические записи, проследили эволюцию этого имени: Вапинкум-Ваппум-Ваппу-Гап. Французский городок Гап не имеет перевода, а вот римское поселение Вапинкум в переводе – Воняловка. Согласимся, Гап звучит поприличней.

Великий голландец Эразм Роттердамский (Г.Герхардс) проживая в швейцарском Базеле, написал знаменитую «Похвалу глупости». Что интересно, швейцарцы (немецк. язык) называют город – Базель, швейцарцы (французск.) – Баль, а в очень раннем Средневековье город называли – Базилеа (греческ. – «базилейа» – принадлеж. к царской власти, имя Вася тоже из этой оперы). Кстати, царево так царево, город Йошкар-Ола ранее гордо именовался Царёвококшайск (Царёв город на Кокшаге), питерское Царское Село звучит менее солидно.

У английского Манчестера и Ньюкасла, французского Невшателя, Шатору и Касселя, немецкого Касселя, испанской Кастилии, итальянской Кастелламаре и у крымского Кастеля, общий источник – древнеримский «каструм» (лагерь). В IV – V веке нашей эры слово «каструм» кельты произносили на своём наречии как – «честер», а латинское «капелла» – «чепел» (Уайт Чепел – район Лондона). Небольшой блокпост римляне называли «кастеллум». Римский Новый блокпост – Новумкастеллум, после многовековой языковой чересполосицы стал французским Невшателем (его «близнец» – англ. Ньюкасл).

Мощный пласт имён в топонимике Европы оставил Древний Рим. У города Пистоя, после раскрытия заговора Цицероном, погиб в бою Сергий Катилина (62 год до нашей эры), считают, что название оружия «пистолет» вышло из названия этого города. Сам город Пистоя, ещё в древние времена, получил своё название от известных в той местности хлебопекарен («пистория»). Почти в те же древние времена (война Карфагена с Римом) род Барку (Гасдрубал, Ганнибал) владел территорией и поселением на Пиренейском полуострове. Рим выиграл войну, римляне, заняв поселение Барку, назвали его Фавенция Баркино. Прошло много веков, и Фавенция Баркино стала Барселоной.

Город Владимир звучит как имя, имя существительное в именительном падеже. Давным-давно Владимир Мономах поставив на Клязьме городок, назвал его Володимерь,  Володимеров город – принадлежащий Владимиру, не в честь и славу его названо, а по-хозяйски – «моё», а это уже отыменное прилагательное с суффиксом принадлежности. И Изяславль, и Ярославль, и Ростов (град Ростислава), и Воронеж (град Воронега) – тогдашние юридические метки.

Пётр I назвал Питер в честь св. Петра – царское честолюбие очень заметно, но за рубежами нашими такое процветало давно. В периоды времени, когда власть церкви была велика, страсти земные (гордыня, честолюбие и пр.) осуждались, а эпоха географических открытий показывает, что новооткрытые земли преимущественно называли в честь святых, бога (троица), персонажей библии. «Сен», «Санто», «Санкт», «Сан» – составная часть имени (святых), разбросана по земному шару, но, бог шельму метит и, пират Френсис Дрейк, во время своей кругосветки, разбив лагерь в одном из Тихоокеанских заливов, назвал эту местность Сан-Франциско. Ясное дело, что св. Франциск достойный святой, святой, разговаривавший с птичками и уступавший дорогу муравьям, а жестокий пират лишь увековечил себя обходным путём – это тоже понятно.

Не прошло и ста лет, и вернулись к практике давать названия новым местам имена коронованных особ, вельмож и даже чиновников. Имена монархов – это вехи, по которым можно изучать историю, особенно историю Нового Света. Ла Салем назвал североамериканский штат Луизиана в честь короля Людовика XIV (продана французами в 1803 году), Ж.Рибо в 1562 году основал форт («каструм») Каролина (в честь Карла IX) и форт дал название двум штатам (Сев. и Южн.). Английские поселенцы в 1607 году назвали свои земли в честь королевы Елизаветы I – Виргиния (Девственница). Штаты Джорджия и Мэриленд также «королевских кровей». Английская королева Виктория – долгожитель на троне, 64 года она носила свою корону. В её честь называли корабли, водопад, озеро, штат (в Австралии), населённые пункты. Знаменитый мыс Горн, назван в честь маленького городка (провинция Сев.Голландия) Хорн в 1616 году Корнелиусом Схоутеном.

Раньше наши топонимические обозначения складывались основательно, зачастую подвергаясь шлифовке или созвучной замене. Реку Окат (местный язык) русские  поселенцы называли Охот, затем зазвучало – Охотское море. Становясь топонимическим именем, слово отрывалось от своего явного или скрытого значения и, пребывая в новом состоянии, теряло первоначальный смысл, становилось понятием, новым. Мы знаем, что Брянск это город, город и всё (не название улицы и т.д.), и мы не подвергаем это имя осмыслению, а вот  Вашингтон – это и город, и имя, и фамилия. Кстати, в летописях писано Дьбрьанск, на слуху звук неполного образования звучит меж «е» и «и», если на них не падало ударение,  то они часто со временем исчезали, напоминая о себе мягкостью предшествующего согласного. Дьбрьанск, ударение падало на последний слог, согласное (мягкое) «дь» стиралось, и через многие годы уже получилось Брьанск. Иногда можно встретить поэтическое – «брынские леса», что созвучно по смыслу с «дебрь» (дебри) – непролазные чащи, догадок много, фонетика тогдашних соседствующих языков (племён, наречий) нам неизвестна во всех тонкостях. Ведь прошли века и истинную первозданность во всём  невозможно точно установить.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.