Религиозные войны (1562-1594 гг.)

Политическое положение, сложившееся после мира в Като-Камбрези, как нельзя более благоприятствовало намерениям знати до­биться реванша в борьбе с королевской властью, так как глубокое недовольство распространилось не только среди подавляющего большинства «людей шпаги», но и среди значительной части буржуа­зии.

Хотя аристократы преследовали одни и те же политические цели, среди них не было единства. Они делились на клики, сопер­ничавшие друг с другом из-за власти. Из этих клик две были наибо­лее влиятельными. Первая из них возглавлялась знатным домом Гизов. Она вела за собой дворянство и часть буржуазии централь­ных и восточных провинций Франции. Во второй вождями были Принц Конде и адмирал Колиньи. Она пользовалась поддержкой тех же общественных элементов преимущественно на юго-западе страны. Эти два соперничавших друг с другом лагеря приняли различную религиозную окраску, придав всей гражданской смуте видимость религиозной борьбы. Сторонники Гизов встали под знамя воинствующего католицизма, который к этому времени создал свою боевую организацию – орден иезуитов (возник в 1540 г.) и свою боевую программу – постановление Тридентского церковного собора (1542-1564 гг.). Из идеологии воинствующего католицизма эта партия черпала аргументы в подтверждение того, что монархи являются слугами избранной части народа, т.е. знати и дворянства, и что монархи, идущие против воли этой избранной части народа подлежат смерти как тираны. Партия Конде и Колиньи делала точно те же выводы из учения протестанта Кальвина. Эта кальвинистическая партия стала именоваться гугенотской (от слова Eidgenossen, которым были прозваны сторонники Кальвина в Швейцарии);

Этим враждебным абсолютной монархии группировкам противо­стояли «люди мантии» и городской патрициат, которые в своём подавляющем большинстве сохраняли верность королевской власти и упорно защищали её политические завоевания, так как они являлись и их собственными завоеваниями. Из этих общественных элементов образовалась партия «политиков», которая являлась главной опорой трона в годы феодальной усобицы. Развёртыванию религиозных войн много содействовало то обстоятельство, что сыновья Генриха II унаследовавшие его престол, Фран­циск II (1559-1560 гг.), Карл IX (1560-1574 гг.) и Генрих III (1574-1589 гг.) – были правителями слабыми и неспособными. Реальная власть находилась в руках их матери, Екатерины Ме­дичи, итальянки, которая прошла школу Макиавелли, но усвоила из нее лишь умение плести замысловатые и мелкие политические интриги.

Начало религиозным войнам положило нападение Франциска Гиза и его свиты на молитвенное собрание гугенотов у местечка Васси в марте 1562 г.

В первое десятилетие гражданской смуты (1562-1572гг.) королев­ская власть и «политики» ещё сохраняли некоторый перевес над своими противниками. Екатерина Медичи и её советники в мантиях, следуя правилу «разделяй и властвуй», искусно маневрировали между католическим и протестантским лагерями и заставляли их ослаблять друг друга взаимной борьбой. Плодом одного из таких манёвров явился наиболее кровавый эпизод религиозных войн – избиение гугенотов в Париже в ночь накануне дня св. Варфоломея фанатизированной толпой католиков.

После Варфоломеевской ночи гражданская война вступила в новую, более решительную фазу, длившуюся до 1589 г. В борьбу были вовлечены ещё более широкие слои дворян и буржуазии. И католики, и протестанты стали образовывать сильные союзы гран­дов, дворян и горожан, раскалывая всю Францию на враждебные лагери. Это были католические лиги 1576 и 1584 гг. и гугенотская федерация, созданная в 1573 г. в городе Милло. К последней присоединились в 1575 г. также и дворяне-католики Лангедока. Каждая из этих организаций являлась государством в государстве, а по своему устройству представляла близкую копию политической структуры Франции времён сословной монархии с центральными и местными штатами, с городской автономией феодального типа ит. д. Политические программы этих объединений были почти тож­дественны, несмотря на религиозные расхождения. Они сводились к восстановлению в их былом виде прав и привилегий владетельных домов, дворян и городских коммун. Наиболее сильным из этих феодальных союзов была Католическая лига 1584 г., которая при­влекла к себе многочисленных сторонников не только в центре и на востоке, но и на юге страны и приобрела могущественного союзника и покровителя в лице испанского короля Филиппа II. Вождём Лиги стал Генрих Гиз, а её центром сделался Париж, население кото­рого силой оружия изгнало из стен города короля Генриха III. К этому времени королевская власть была совершенно обессилена. Генрих III для того, чтобы устоять против Лиги, вынужден был пойти на союз с гугенотами и их вождём – королём Генрихом Наваррским. В борьбе с Лигой пал Генрих III (убитый доминиканским монахом Клеманом). С его смертью прекратилась династия Валуа. Его преемником стал Генрих Наваррский, ближайший родственник дома Валуа и родоначальник новой королевской династии – Бурбонов (1589-1830 гг.). Но королю Генриху IV предстояло завоевать власть над Францией.

Последняя стадия религиозных войн (1589-1594 гг.) ознамено­валась самостоятельными выступлениями народных масс, которые были доведены феодальной смутой до крайнего предела разорения и нищеты. Против грабежа и произвола знатных сеньоров и дворян поднялись крестьяне, к которым нередко присоединялся и трудо­вой люд городов. Особенно грозным было крестьянское движение в юго-западных провинциях (Перигор, Лимузен, Пуату и др.) в 1593-1594 гг. (так называемое движение «кроканов»). Внутри самой Католической лиги демократические элементы (ремесленники, мелкие торговцы, чиновники низших рангов) также подняли свой голос и сделали попытку взять в свои руки руководство движением в городах, примкнувших к Лиге. Наиболее ярко это проявилось в Париже, где создалась «Лига шестнадцати», состоявшая из пред­ставителей от демократических слоев 16 городских кварталов. Эта организация, пользовавшаяся большим влиянием среди парижского народа, грозила свергнуть знатных вождей Лиги, в том числе и герцога Мена, брата убитого в 1588 г. Генриха Гиза.

Этот взрыв народного протеста вызвал раскол в обоих враждебных абсолютизму лагерях – ив католическом и в протестантском. «Дворяне шпаги» и купцы, испуганные подъёмом народного движе­ния, стали перекочёвывать на сторону «политиков» и искать защиты у королевской власти. Знать стала терять опору во дворянстве и буржуазии. Обращение Генриха IV в католицизм раскрыло перед ним ворота Парижа (1594 г.). Католическая лига перестала су­ществовать.

В 1598 г. был издан Нантский эдикт, предоставлявший гугенотам не только широкие религиозные права, но и полунезависимое положение в юго-западных провинциях (право содержать до 25 тыс. войска и держать гарнизоны в 100 крепостях).


А так же можете прочесть похожие записи

  • Нет похожих записей

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.