Потомки Аттилы

 Бела Кун Галилео Галилей не соглашался с мнением, что не картина, а лишь только статуя создаёт убедительную иллюзию действительности. И уверял оппонентов, что двухмерное изображение лучше выполняет своё назначение, если подражание действительности будет отдалённым. При взгляде на топографическую карту, согласимся, подражание действительности действительно отдалённо, но при навыках «читать» изображение карт, автоматически, пред глазами возникают довольно объёмные картины.Главным из факторов развития картографии в Европе было образование феодально-абсолютистских государств, которые остро нуждались в достоверных картах своих территорий. Тогдашняя карта – это основа начинаний в политэкономии и международной юрисдикции. Геометры высокой квалификации создавали трактаты по практической геометрии – геодезии. В учебниках геодезии приводились примеры и решения задач по определению расстояний, высот и глубин на местности (равнинной и горной) при помощи квадранта и астролябии. В Будапеште в библиотеке имени Сечени хранится книга (на латыни) венгра П.Лоссаи, в которой есть карта, на которой изображена Литва, и результаты геодезических исследований проведённых на землях принадлежащих ей в 1498 году. Незадолго до этого, по приказу Ивана III была создана карта Московии (1497). Карта П.Лоссаи показывает Литву после «мирного докончания», на этой карте зафиксировано фактическое положение границ основанных на позициях договора января 1494 года.

Мимоходом заинтересовавшись Сечени, чьё имя носит будапештская библиотека, обнаружили некоторые интересные факты из его биографии, умалчиваемые официозом. Иштван Сечени (Сеченьи) граф, представитель либерального дворянства, основатель Венгерской Академии, занимался организацией судоходства на Дунае и прокладкой железных дорог в Венгрии. Во время революции 1848 года, граф теоретик-реформатор занимал пост министра путей сообщения.

Первые признаки полупомешательства проявились, когда министр граф И.Сечени попросил Лайоша Кошута (верховного правителя комитета защиты революции) не посылать его на виселицу. Кошут (вскорости сбежавший за границу к своему дружку А.И.Герцену) был очень удивлён безосновательно поднятой темой, а вскоре у Сечени стали проявляться приступы мании преследования переходящие в страстное желание покончить с собой. Граф был взят под контроль психиатров и австрийских властей.

«Я – страдающий совсем не помрачнением рассудка, но роковой способностью видеть слишком ясно, слишком отчётливо…»: говорил он, этим объясняя собеседникам свою борьбу с настоящим и страстными попытками ускорить ход развития страны. Обуреваемый горячим желанием быть полезным родине, граф сохранял ясность мысли лишь в рассуждениях о политике и экономике, при этом выказывая отвращение к группам людей, открытым пространствам и освещённым солнцем местам. О своей книге (изданной в Англии) он выразился презрительно: «В сущности, это жалкая книжонка…Моя книга есть нечто вроде этой падали, кто знает, что может выйти из неё со временем».

После помещения в больницу у Сечени появилась патологическая страсть к болтливости, при наличии собеседника граф пускался в длительные пространные рассуждения-монологи, не забывая при этом обвинять себя в выдуманных совершённых им преступлениях. Чтобы отвлечь себя от излишней болтливости Сечени непрерывно играл в шахматы, что приобрело характер мании. Партнёром для игры в шахматы ему наняли желающего подзаработать студента. Бедолага студент, не выдержав каждодневных двенадцатичасовых сеансов игры, сошёл с ума в этой же больнице, а у графа врачи отметили некоторое улучшение психического состояния. Могуч и богат венгерский язык. По утверждению И.Келемена (Венгр. ин-т. лингвистики) он содержит от 800 тыс. до миллиона слов. Значит, по запасу слов – это третье место, после английского и немецкого. Венгерский поэт-эстет Я.Арань в своих стихотворениях пользовался 23-25 тыс. слов (В.Шекспир – 28 тыс. слов). Патологические болтуны, заговорив, уже не могут остановить поток своего красноречия, даже если и желают этого, входя в умственное возбуждение, они нередко приходят к выводам, совершенно противоположным тому, что они хотели доказать. Но, то ли психическое состояние Сечени ухудшилось, то ли отсутствие желающих поиграть с ним в шахматы так повлияло на графа, в общем, не выдержав напряжения душевных мук, он застрелился в больнице Доблинга в апреле 1860 года.

Есть трагичные следы «великих венгров» и в истории России. Иногда в демократической Венгрии Имре Надя называют национальным героем, прах которого был перезахоронен в 1989 году с большими почестями. В 1918 году Имре Надь состоял в команде особого назначения ЧК, которая расстреляла царскую семью, затем он был одним из руководителей Венгерской революции 1919 года. Революцию подавила венгерская армия, Надь с Бела Куном посидели в австрийском сумасшедшем доме, поработали в Коминтерне, затем, он был министром внутренних дел в послевоенной Венгрии. В 1956 году Надь поднял восстание в Будапеште, которое при активной деятельности Ю.Андропова (тогдашний посол в Венгрии) было подавлено, и Надь был расстрелян. Судите сами о психике этого героя. Его фамилия по отцу – Гроц.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.