О тургеневской женщине и его страданиях

Тургенев ГогольТургеневу: «…Главное – не спешите печатать, обдумывайте хорошо…». Иван Сергеевич обдумывал и печатал, остальное не давалось. А нормальным мужчинам – давалось. Воспитанный властной матерью и будучи слабохарактерным и нерешительным мужчиной Тургенев так никогда и не женился. В отношениях с женщинами его стиль таков; ходить вокруг да около. В возрасте 55 лет он знакомиться со вдовой баронессой Юлией Вревской, которой 33 года. Граф Соллогуб о Вревской: «…Всю жизнь она жертвовала собой для родных, для чужих, для всех…». Жертвовала собой как мать, а это и притягивало Тургенева. В отношении к баронессе Тургенев применил свой давно отработанный метод общения с женщинами – это «дружба-любовь». Они познакомились в Париже, Юлия Петровна рада знакомству и дважды приглашала его к себе в гости. Тургенев уже известный писатель, изображая уставшего баловня судьбы и женщин, он вальяжно отклоняет приглашение очередной светской дамы. В ответном письме сообщая, разве, что после охоты «явлюсь к Вам, и тогда надеюсь, нам удастся пообедать вместе». Баронесса всё поняла правильно и более не искала встреч с писателем. Но Тургенева тянуло к умным, самоотверженным женщинам. И он стал донимать баронессу письмами в которых применялся опыт ловеласа: здесь и жалобы на загруженность, на усталость и одиночество, тонкие намёки на былые грешки с женщинами ,и, чуть ли не приказ не уезжать из Петербурга не дождавшись его приезда. И много намёков о «неких чувствах». От такого писателя, от таких писем любая женщина бы растаяла. Разве нет?) Но баронесса ранее уже имела возможность оценить его поведение и не поменяла свое мнение о Тургеневе.

В  Петербурге Тургенев Вревскую не застал. Уехала. Какая жаль. Но, как пьянице нужна водка, так и Ивану Сергеевичу нужно нытьём заставить себя полюбить. Стараясь не показать что расстроен, не застав баронессу в Петербурге Тургенев в последующих письмах пишет только о загруженности делами и только о делах. Не забыв однако упомянуть подробного адреса своего местонахождения в Спасско-Лутовиново. Юлия Петровна, как мы помним, натуру Тургенева поняла и никуда не поехала. Простодушно изобразив непонимание намёков она пригласила писателя к себе. Иван Сергеевич применил ранее безотказный способ – пригрозил расставанием, но… Ю.Вревская оценила «профессиональный» приёмчик и простодушно вопросила: «…за что это он так на неё рассердился..», и снова пригласила его в гости. В отчаянии Тургенев применил последний козырь. Зная, что известие о несчастьи вызывает у женщин одинаковую реакцию вопреки голосу рассудка – написал о сильном припадке подагры. И это сработало. Баронесса примчалась в Спасское. Ухаживать за ним. За страждущим. Спокойно перенеся обман баронесса уехала обратно, но с обидой.

После долгой паузы Тургенев возобновляет переписку. И всё началось по новому: Иван Сергеевич настаивает на встрече, баронесса дразнит его отказами ожидая мужского поступка. И он остыл, на время. В январе 1877 года баронесса получила от него письмо. Письмо путаника, так и не понявшего, что он мужчина: «…С тех пор, как я Вас встретил, я полюбил Вас дружески – и в то же время имел неотступное желание обладать Вами; оно было, однако, не настолько необузданно… – чтобы попросить Вашей руки – к тому же другие причины препятствовали; а с другой стороны, я знал очень хорошо, что Вы не согласитесь на то, что французы называют «уне пассаде»… Вот Вам и объяснение моего поведения… А теперь мне всё ещё пока становиться тепло и несколько жутко при мысли, ну, что если бы она прижала бы к своему сердцу не по-братски?…». Наверное только самовлюблённый маменькин сынок напишет «любимой» женщине, что полюбил её «дружески», но «…с неотступным желанием обладать» ею. И сожаление, «что Вы не согласитесь на то, что французы называют» ни к чему не обязывающими сексуальными отношениями. А при словах «становится жутко при мысли, что прижала бы не по-братски», баронесса наверняка назвала такие отношения правильными именами. Тем более все знали, что в Париже Тургенев жил у любовницы П.Виардо которую содержал вместе с её мужем. И баронесса уехала в Болгарию. Медсестрой на русско-турецкую войну. Она молодец? А Тургенев? Он ей сообщил в письме; он не надеется на встречу перед её отъездом в армию, что на войну ему не очень хочется: «…там для меня пахнет литературой…» и ему с литературой: «…лучше разойтись подобру-поздорову…».В возрасте 37 лет медсестра баронесса Ю.П.Вревская умерла в Болгарии от тифа, наверняка узнав, что война пахнет чем угодно, но не литературой.

Щукинский сборник писем И.С.Тургенева.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.