Никто не обделён чувством юмора

Ученые безумцыНекто, не очень любезный заметил как-то Георгу Лихтенбергу, известному физику и автору едких афоризмов: «Не находите ли вы, господин Лихтенберг, что у вас слишком большие для человека уши?».  Улыбаясь, ученый согласился: «Совершенно верно. Но признайтесь и вы, что ваши уши слишком малы для осла!».

Известный немецкий художник Адольф Менцель зашел однажды в парикмахерскую. Сел в кресло. Парикмахер, почитавший своим долгом развлекать во время работы клиентов, спросил: «Как вас постричь?». На что Менцель ответил: «Молча!».

Нильс Бор был не только великим физиком, но и отличным спортсменом. Однажды, возвращаясь со своими коллегами поздно вечером из кино, он проходил мимо банка. Фасад этого здания был выложен из крупных бетонных блоков, зазоры между которыми могли служить отличной опорой   для   опытного   альпиниста. Один из молодых людей, спутников пятидесятилетнего профессора, желая показать свое мастерство, вскарабкался по этим выступам до второго этажа. Бор принял вызов и медленно начал лезть вверх. Два копенгагенских полицейских потянулись к револьверам и поспешили к зданию банка. Им уже мерещилось ограбление: иначе зачем бы человек ночью стал карабкаться к окнам банка по отвесной стене. Мнимый грабитель был уже где-то около второго этажа, когда один из полицейских замедлил шаг и облегченно произнес: «Да это всего-навсего профессор Бор».

В годы первой мировой войны генеральным инспектором воздушных сил Австро-Венгрии был назначен один из племянников императора — эрцгерцог Иосиф Сальватор, ничего не смысливший в технике. Однажды он посетил завод, на котором известный «двигателист» Фердинанд Порше испытывал свой первый шестицилиндровый авиадвигатель. Эрцгерцог долго смотрел на двигатель, потом спросил Порше: «Скажите, этот двигатель — четырехтактный?», на что услышал утвердительный ответ : «Да, ваше императорское высочество». Затем последовал вопрос: «А почему же тогда у него шесть цилиндров?». Незаметно подмигнув окружающим,  Порше  отчеканил: «Четыре работают и два в резерве!». Эрцгерцог тут же спохватился : «Ах да! Как же это я сразу не сообразил!».

Знаменитый врач Рудольф Вирхов обратился на экзамене к студенту: «Обычно следствие следует за причиной. Не можете ли вы назвать мне хотя бы один пример обратного?». Студент овтетил : «Если вы, уважаемый профессор, будете идти за гробом одного из ваших пациентов».

Однажды к Анатолю Франсу пришла наниматься на работу стенографистка.Главным своим качеством она считала умение стенографировать со скоростью 150 слов в минуту. На что писатель нашел ответ : «Но где я для вас возьму столько слов?».

Работая в лаборатории знаменитого Бунзена, русский ботаник К. Тимирязев никак не мог понять, в чем дело: при вычислении анализов светильного газа у него всегда получались отрицательные величины. Вконец измученный этими результатами, он обратился к многоопытному ассистенту Бунзена. «Так всегда и бывает, — благодушно ответил тот. — Шеф считает, что в светильном газе не может быть ацетилена. А в действительности он там есть, и если принять его во внимание, все ваши расчеты окажутся верными».

В 20-х годах прошлого века французский ученый де Виль демонстрировал студентам открытую им реакцию разложения углекислоты при высоких температурах. Позже этот опыт стал показывать и знаменитый Марселен Бертло, да так удачно, что затмил самого де Виля. Тайна этих демонстраций раскрылась, когда Тимирязев обратился с комплиментом к ассистенту Бертло.

«Между нами будь сказано, — сконфуженно сказал тот, — ведь я подбавил в смесь немного окиси углерода. Что прикажете делать? Не удайся опыт так же, как у де Виля, патрон раскипятился бы. Ведь мы знаем, что опыт должен удаваться. Лекционный опыт — только картина в действии, а картина должна быть отчетлива».


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.