Модернисты или сумасшедшие художники… мазилки

Авиньонские девицыПо картинным галереям наполненным классикой (портреты, пейзажи и пр.) посетители  бродят в тишине, ведь всё красиво и понятно. А вот на набережных и в парках, где работают уличные художники, их картины рассматривает более разговорчивая публика. В галереях с «работами ведущих направлений современного искусства» рекомендуется помалкивать, для того чтобы услышать мнения «эстетов» – ценителей. Бывает, что посетители высказывают своё мнение либо шепотом, либо жестом. Некоторые из работ в арт-галереях сразу заслуживают диагноза психиатра, некоторые – непонятны или явно повешены вверх тормашками. Уже давно не новость, что модернизм в живописи это попросту анархия.

Адольф Алоизович Шикльгрубер во времена своей молодости всерьёз увлекался живописью, но на беду человечества, если вспомнить историю 20-го века, стать художником ему не случилось. Так вот, когда Адольф Алоизович трансформировавшись в Адольфа Гитлера пришёл к власти (в Германии, 1933 год, если помните), то модернизм в живописи (поздний импрессионизм, фовизм, кубизм, экспрессионизм) был объявлен дегенератством. Была даже организована выставка картин сумасшедших и модернистов (для сравнения). Уважаемый читатель не торопись выражать возмущение исторически неэтичным и некорректным примером, связанным с супостатом Адольфом Гитлером. Можно привести и другие примеры.

За двадцать три года до этого (в 1910 году) авторитетный русский художник Илья Репин посетил выставку картин (в Питере) художников – модернистов (Матис, Пикассо, Вламенк, Руссо и др.). Репин не был доктором – психиатром, но мнение о работах модернистов («бездарности», «хулиганство») высказал в духе Чезаре Ломброзо (было напечатано в газете «Биржевые ведомости» 20.10.1910г.): «…убеждён, что декадентом нарочито может быть только бездарный хам или психически больной субъект. В варварской душе хама вы видите ясно холодного скопца в искусстве». Можно также вспомнить «крик души» Никиты Хрущёва посетившего выставку художников-модернистов в Манеже (1962год). Мнение Хрущёва о модернистах-нонконформистах имеется в нашей статье под названием «…педерасты или нормальные люди…». Интересно, что в вышеперечисленных примерах эти совершенно разные люди выражали единое мнение.

Комикс Выставка Пикассо

Во времена СССР Институт психологии АН Грузинской ССР считался одним из лучших в своём профиле. Кстати, в 1979году этот институт организовал ставший надолго известным Международный симпозиум с участием АН СССР, Московского, Станфордского, Гарвардского и Парижского университетов (а успехи учеников философа-психиатра Д.Учнадзе удивили многих). Незадолго до этого была издана книга психиатра Э.Вачнадзе «Некоторые особенности рисунка душевнобольных», в которой также уделено внимание сопоставлению рисунков модернистов и сумасшедших. И среди прочего, не менее интересного, прочтёте: «…аналогия декадентского искусства с патологическим поставила под сомнение само декадентское направление в живописи…». И «…Искусствоведы объявили художников-декадентов эстетически извращёнными, параэстетами с явно выраженными патологическими тенденциями. Сумасшествие, по их мнению, уже существующее в художестве, со всей силой вспыхнуло в XX веке. Специально с этой целью были изучены современные течения: кубизм, абстракционизм и, главным образом сюрреализм».

Совсем не секрет, такой художник – особое существо в особом мире и с особой творческой фантазией. А так как их способ самовыражения стали приравнивать к искусству, то простому человеку разбираться в фантастическом реализме, гиперреализме, сюрреализме, абстрактном искусстве, кинетизме, фигуративном экспрессионализме, метафизическом синтетизме, концептуализме нет желания и времени, главное всё же, чтобы не исчезла классическая живопись. Почти каждый художник начинает с неё (как музыкант с нотной азбуки).

В картотеке «История Франции» нашлось немало о художниках, среди прочего информация о том, что в период Империи (Наполеон) наряду с классицизмом, перерождающимся в академизм, началось зарождение прогрессивного романтизма и реализма. Смотрим. О принципах романтизма написал Стендаль в своей «Истории живописи в Италии» (1817) и затем В.Гюго в предисловии к «Кромвелю» (1827). Термин «романтизм», в применении к живописи, впервые появился в некрологе о рано умершем художнике Теодоре Жерике (1824), но Жерике можно рассматривать и как художника, в творчестве которого явно видны черты реализма XIX века. Свой «романтизм» Жерике сначала показал в картине «Плот Медузы», изобразив страдающих и умирающих в результате кораблекрушения, в картине «Нищий» (после посещения Англии), а затем он перешёл к созданию портретов сумасшедших, в портретах он пытался выразить разные типы душевных болезней. В общем, до конца своей короткой жизни картин на «нормальные» темы Жерике уже не писал.

Почти в это же время в Барбизоне (в лесу Фонтенбло) образовалась группа художников-пейзажистов, изображающих природу Франции. Вот, например «барбизонец» Теодор Руссо (не путайте с «примитивистом» Анри Руссо) писал главным образом деревья (отдавал предпочтение дубам), художник Нарсис Диас де ла Пенья примкнув к «барбизонцам» полюбил природу и увлёкся пейзажами. До этого он предпочитал писать картины с изображением нимф и Венер (на грани порнографии). О «нескромных» картинах художников того времени упоминала А.О.Смирнова в своих «Воспоминаниях»: «С искусством не позволено обращаться без уважения. Это надобно оставить французам, которые [делают это] для турецких и египетских пашей, которые за них платили большие цены. Христиане же, развратные старики, завешивали эти картины зелёным. Это напоминает, что в Царском Селе бы портрет Елизаветы за зелёной тафтой. Имп. Николай смело показал, сказав: «Admirez la chastete de mon aieule» (франц. – полюбуйтесь целомудрием моей бабки).

В 1855 году Гюстав Курбе устроил свою персональную выставку, на дверях которой сделал надпись «Реализм», но мода на реализм временно увяла, Курбе «перевоспитался», и всё чаще и чаще отдавал предпочтение пейзажам. Художник – это кудесник, он создает картины, которые предстают перед нами единым целым, а ведь эта целостность состоит из тысяч мазков и точек.

После событий Парижской Коммуны (1871) ведущими направлениями в искусстве становятся импрессионизм и натурализм. Новаторами (1874) стали Писсарро, Ренуар, Клод Моне, Сислей, Гийомен, Моризо, Сезанн, и по названию картины Моне «Впечатление (Impression). Восхождение солнца» эту группу художников стали называть «импрессионистами». Художники-импрессионисты не придерживались академических традиций, они старались смотреть на природу иными глазами, подметить мельчайшие нюансы света, показать жизнь природы в её вечном изменении, зафиксировать «мимолётное впечатление».

Таким образом, отказавшись от многих тем, от создания больших образов, они пошли по пути завоевания эмпирической действительности. Поговаривают, что в этом сказалась их ограниченность. Но признаем, что они создавали красивые картины-этюды, при этом – отказ от «музейных тонов» и просветление палитры. Затем произошёл отход импрессионистов от действительного мира, всё больший акцент они ставили на цвет, и в их картинах уже наблюдается декоративизм и субъективная передача действительного мира.

К середине 80-х гг., Пьер Огюст Ренуар отошёл от принципов импрессионизма, Поль Сезанн ушёл в формалистическое искусство (подгонка фактуры под заранее созданную схему, деформация предметов и заключение их в геометрические фигуры) создав течение кубистов. Подобные концепции создавали и пуантеллисты (неоимпрессионисты) во главе с Жоржем Сёра. В создании классики этих стилей смешались имена талантливых безумцев, гениев и идиотов.

Идеолог символизма Орье призывал создать идеалистическое, мистическое искусство, что ярко проявилось в живописи у Одилона Редона и оказало влияние на Поля Гогена.

Поль Гоген (1848-1903), мягко говоря, общепринятые нравственные ценности  цивилизации воспринимал как помеху творчеству. Он бросил свою жену с пятью детьми и уехал на остров Таити и создавал там монументально-декоративную живопись в стиле модерн. Живя на острове, Гоген заразился сифилисом, женился на тринадцатилетней девочке-таитянке по имени Пахура (на Таити не преследовали за растление малолетних),  затем совершил попытку самоубийства (1897), остался жив, но запил и стал алкоголиком. После смерти Гогена большая часть его картин была уничтожена (как «безнравственные»), однако последняя работа уцелела и была помещена в Лувре.

Художник-модернист Морис Дени пытался объединить схематизм и принципы Гогена с возрождением «классического искусства», но его затмил Анри Тулуз-Лотрек (особенно его плакаты), работы которого воспринимаются как красочное пятно, замкнутое в причудливый орнаментальный узор. Заметим, однако, после тридцати лет жизни Тулуз-Лотрек сошёл с ума, был помешён в лечебницу, где и умер. А его друг (не француз) художник Винсент Ван Гог (сын священника) отрезал себе ухо, стоя у мольберта с перебинтованной головой написал свой автопортрет, подумал о чем-то, о своём, и затем «пожелал» жить в больнице для душевнобольных, где через год окончил жизнь самоубийством. Однажды А.Эйнштейн, пытаясь оправдать суицид, сказал: «Отказаться от жизни под влиянием непереносимых внутренних коллизий, на это способны лишь редкие, исключительно благородные души». «Не факт!» (мнение психиатров). Вот и суровый Данте Алигьери в своей «Божественной комедии» поместил самоубийц в седьмой круг ада, однако самоубийцы-оптимисты предпочитали верить итальянскому протестанту Куриону Целию Секунду, который пятьсот лет назад авторитетно утверждал, что населения в аду меньше, чем в раю.

«Декоративизм» Гогена получил развитие в творчестве группы «Диких» («fauves»), развивавших искусство импрессионистов Сезанна и Гогена. Глава «Диких» Анри Матис (Matisse) так характеризовал устремление своей группы: «…то, о чём я мечтаю, это – искусство равновесия, чистоты, спокойствия…, которое было бы утоляющим и успокаивающим психику средством, чем-то, подобным хорошему креслу». Спаси художника – подари ему кресло. Анри Матис доводит до предела декоративные принципы плоскостной живописи Гогена; цвет в его искусстве получает доминирующее значение, видимый мир сводится к декорации, рисунок упрощается, схематизируется до крайности, линии сохраняются лишь как контур цветовых пятен. Художники модернизировавшие принципы Сезанна пошли по пути всё большей геометризации предмета, так появился кубизм. Аполлинер сказал что кубизм – это «внедрение порядка в хаос», а если вспомнить начало этой статьи, где сказано что модернизм в живописи –  это анархия в искусстве, то слова Аполлинера можно понимать как «анархия – мать порядка».

«Читай, не затем, чтобы противоречить и отвергать, не затем, чтобы принимать на веру, и не затем, чтобы найти предмет для беседы, но чтобы мыслить и рассуждать»: сказал однажды английский философ Фрэнсис Бэкон и, немного подумав, добавил: «Знание – это сила».


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.