Каждый по своему сходит с ума

Козьма Прутков говорил: «Глядя на мир, нельзя не удивляться». Речь о мире людей или о окружающем мире, или о золотой середине средь этих миров? Солидный человек консервативных взглядов, немецкий профессор историк Теодор Моммзен с возрастом страдал от расстройства памяти. А зрение и слух тоже часто подводили его. Однажды возле своего дома он еле-еле разнял двух дерущихся подростков. Профессор спросил меньшего подростка:  «Мальчик, как тебя зовут?». Тот ему ответил «Папа! Ведь это я, Карл Моммзен!». Профессор продолжал: «А как зовут твоего обидчика?». Карл ответил: «Это же мой брат, Вильгельм Моммзен!». Профессор строго сказал: «Я обязательно пожалуюсь его родителям и этого забияку накажет его отец». Два родных брата, Карл и Вильгельм,  сыновья Теодора Моммзена, знали о психическом расстройстве своего отца и переминаясь с ноги на ногу терпеливо ждали его ухода.

Один из лучших оружейных конструкторов, В.П.Грабин, рассказывал в своих мемуарах о преподавателях артиллерийской академии. У преподавателя теории стрельбы П.А.Гельвиха лекции, по мнению слушателей, были слишком многословны и малопонятны. Конспекты этих лекций не годились для подготовки к экзамену. О этом студенты сказали Гельвиху, на что преподаватель ответил, смеясь: «Я был бы поражен, если бы сказали, что понимаете мои лекции». Профессор В.И.Рдултовский был конструктором взрывателей и дистанционных трубок. Самое опасное – проверку взрывателя, не сработавшего при выстреле, профессор проводил лично, пока не находил причин отказа. Этот мужественный человек панически боялся начальства «в кабинет входил буквально на цыпочках, с бесконечными извинениями…». Он объяснял это так : «…если я разбираю взрыватель, то знаю что он может со мной сделать… А начальство…оно мной управляет, и что оно хочет сделать со мной, я не знаю».

«Однажды Рдултовского вызвали в Москву. Чтобы прибыть вовремя, он должен был выехать тринадцатого числа. Уже одно это произвело на него удручающее впечатление. Да к тому же и билет для него взяли в вагон номер тринадцать, и место оказалось тринадцатое. Такое совпадение привело его в ужасное состояние. Он лишился покоя, стал забывчив, невнимателен и в результате, идя в академию, забыл дома что-то очень нужное. Это окончательно его потрясло. Ведь для суеверного человека возвращаться – значит навлечь на себя еще какую-то неприятность. Но возвращаться было нужно. Тогда он пошел домой задом наперед, спиной то есть. Поднялся по лестнице до своей квартиры, постучал ногой. На стук вышли, он попросил принести ему забытую вещь. Принесли. Все так же, не оборачиваясь, он взял её, положил в портфель и пошел в академию. Увы, читать лекцию он в этот день уже не смог – настолько был расстроен…». Вы хоть один раз в жизни видели профессора идущего спиной вперед? Золотая середина – это чудаковатые или нормальные?

А вот еще комичный случай. Английский ученый Д.Кейли в 1809 году сконструировав планер, не рискнул совершить испытание сам. Вместо себя Кейли отправил в полет своего кучера. Увидев, что планер успешно перелетел через небольшую долину, Кейли был счастлив. Кучер же гневно выразил своё негодование: «Сэр! Я был нанят чтобы управлять лошадьми, но не для того чтобы летать. Я протестую!».


А так же можете прочесть похожие записи

  1. stellato_cielo:

    насчет последнего случая…интересно, как это кучер переквалифицировался в пилота??
    Может читал книгу Собко «Золоті крила», так вот там профессору Крайневу не разрешалось совершать испытания своего самолета, для того чтобы спасти профессора-конструктора в случае неудачного полета нового летательного аппарата

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.