Рокот забытых бурь. Основы величия – причины падения (часть 3)

Б.ХмельницкийВо времена великокняжества Витовта (1392-1430) его земли состояли: из Трокского удела, нынешней Беларуси, части Смоленщины, Украины (правобережн., и без галичан) и части территорий на землях Калуги, Орла и Курска. А меж собой они общались….Сейчас…Ага, вот, Витовт и Скиргайло чтобы отомстить князю Ягайло призвали на помощь крестоносцев. Так вот, посол крестоносцев Кибурт отмечал, что в свите Витовта меж собой «шпрехали» на белорусском (ныне этот язык называют старобелорусским) языке. Довольно часто можно встретить утверждения, что большая часть Великого княжества Литовского ещё в конце 14-го века была языческой. После Городельской унии 1413 года (федерация Польши и Вел.Княж.Литовского) постепенно ужесточался «зажим в вероисповедании и языковой перекос» для польской, русской и белорусской православной шляхты. Избрание московским собором главой русской Церкви рязанского архиепископа Ионы в 1448 году (без согласия константинопольского патриарха) вызвало большое неудовольствие православных князей литовских, что привело к разделению митрополий (северо-восток, юго-запад) и это значительно ослабило влияние православия.

Кто-то «из Московии» уходил «в литву», кто-то наоборот, так, к примеру, поступил предок царя Ивана Грозного князь Михаил Глинский, который со всей своей челядью уйдя «из литвы» осел в Московии. Старинный дворянский род Чемодановых происходил от переехавшего «из литвы» к великому князю Василию Васильевичу (1425-1462) «мужа чесна, именем Воропана» (в 1529 году его внук упоминался уже как Чемодан Григорьевич Воропанов). А знаменитый король польский Ян Собеский (1674-1696) в своей «автобиографии» писал о своём «русском предке» Даниловиче. Интересно что после смерти (1572) короля Зигмунда II, последнего из Ягеллонов, при первой элекции (выборах короля) одним из формальных кандидатов на посполитый престол был русский царь Иван Грозный (этот царь – потомок князей Глинских близких родственников Ягелло). Но королём выбрали французского принца Генриха Валуа, который через десять месяцев посполитого крулевания узнав о смерти брата – французского короля Карла IX, покинул (тайно) Польшу полную своевольной шляхты и уехал во Францию, где и стал королём Генрихом III (коронация состоялась в Реймсе 13 февраля 1575г.).

Просматривая курс лекций истории, встретим: «Волна народного гнева обрушилась не только на польско-литовскую шляхту, но и на униатов, ополяченных украинцев, евреев…Особой жестокостью, насилием и издевательством над неукраинским населением допускали отряды полковника М.Кривоноса. Аналогичные действия допускала и другая сторона». Действительно, до появления тотальных войн войны гражданские (внутренние) и религиозные считались самыми жестокими. Достаточно много интересного можно узнать в книге Ореста Субтельного «Украина: история». Как говорил о тех временах Джевахарлал Неру: «Вся история Европы в этот период до такой степени полна насилия, отвратительной и варварской жестокости и религиозного изуверства, что трудно себе представить». Некоторые летописцы, описывая те события, восклицали «Хмель-злодей, да сотрётся имя его», некоторые уверяли, что попытками присоединения к России Хмельницкий отрывал Украину от западноевропейских путей развития. Как теперь этому не верить. Но стоить помнить о внутренней политике Польши (жёсткая контрреформация, слабость короля в дворянской феодально-крепостнической республике), общих точек соприкосновения было много и небольшие уступки (например, в свободе вероисповедания, права в судах) могли бы коренным образом улучшить тогдашнюю взрывоопасную ситуацию. Да и итоги Тридцатилетней войны – признание равноправности всех вер: кальвинистской, лютеранской, католической, не были приняты во внимание. Впрочем, просматривая разные материалы и сайты, замечаешь постоянное столкновение мировоззрений по этой теме. Одним хотелось бы оправдать то прошлое. Другим – объяснить прошлые незаслуженные обиды или страдания. Третьи – глубокомысленно выдвигают высказывание В.Белинского: «Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем». Но лучше всех сказал греческий историк X века Лев Диакон: «История всего полезней и нужнее человеку в жизни. Представляя многие деяния, производимые течением времени, случаями и особенно волею людей государственных, она советует людям одних избегать и отвращаться, другим подражать, чтобы по незнанию они не пренебрегли своей пользой и сами не подверглись вреду или бедствию».

Действительно, торговыми соседями Речи Посполитой (букв. перевод – «республика») были государства с абсолютистской властью (не допускающей своеволия своей знати). Если бы многонациональная Польша имела сильную королевскую власть (с имперским принципом – сохранить, укрепить, преумножить), то при ликвидации грубых проявлений феодализма автоматически активизировались бы буржуазные реформы укрепляющие силу страны. С начала 17-го века Польша постоянно воевала (1609-1618 1632-1634 с Московией, 1617-1629 со Швецией, 1620-1621 с Турцией, 1618-потеря Пруссии) и этим истощала свои военные силы. А войны с Хмельницким, помимо боевых потерь, серьёзно подрывали её экономику. Экономика Речи Посполитой держалась на сельском хозяйстве (зерновые и животноводство). «Война кормит войну» говорил полководец Тридцатилетней войны (1618-1648) А.Валленштейн, а в армию Католической лиги сельхозпродукты из Речи Посполитой поставлялись в огромных количествах. Мало где упоминается, что например в Чехии из 2,5 млн. человек (1618) населения по окончании той войны осталось около 700 тыс.

Хмельницкий – едва ли не самый талантливый политически реально мыслящий гетман в истории Украины, возглавивший общеукраинский социальный взрыв, предпосылки к которому стали складываться лет за сто ранее до рождения этого гетмана, и этот взрыв никто более не смог бы повторить. Судя по разброду средь казачьей старшины, последовавшему после смерти Хмельницкого, возможно историки и правы когда говорят об утерянных победах, ведь тогда одна война стала накладываться на другую, а второго такого воина-дипломата у нас так никогда и не появилось. Что же тут поделаешь, как сказал Эпикур: «Ничто не предопределено: нет ничего такого, чего нельзя было бы избежать». Иногда вровень с Хмельницким ставят Мазепу. Патриотично, но, в этом случае «текст схож – контекст разный».

Кстати, о Мазепе, царь Пётр I в переписке со своими генералами и дипломатами часто использовал шифрованную тайнопись, а в ключах для расшифровки давались пояснения, что обозначает изображённый знак или символ. Изображение месяца означало А.Меньшикова, якорь означал адмирала Апраксина, курень – донских казаков, топор означал гетмана Мазепу.

И действительно необходимо отметить большую роль их предшественника – Петра Сагайдачного (гетман 1614-1622, Киевское братство, восстановитель Киевской митрополии) как идейного объединителя казачества и духовно-культурной украинской элиты, значимость усилий этого гетмана подчёркнул М.Грушевский: «…сумел поставить казачество на службу общенародному делу и сделал из казацкого войска опору национальной украинской жизни…». А это впоследствии помогало в череде войн оставаться единой сплочённой массой.

В 1964 году швейцарский национальный статистический центр опубликовал статистику боевых действий за последние пять тысяч лет. Подсчитали, что примерно с 3200 года до нашей эры и по 1962 год произошло 14513 войн (больших и малых), и за весь этот период человечеством было прожито в мире всего лишь 292 года, потери от этих войн составили почти 3млрд. человеческих жизней.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.