Франция в IX – XIII вв.

В результате Верденского договора возникли три самостоятель­ных королевства; Восточная Франция (Германия), Средняя Фран­ция (Лотарингия, Бургундия, Прованс, Италия) и Западная Фран­ция (Галлия к западу от Рейна и Мааса). Только последнее из этих королевств, доставшееся Карлу Лысому (840-877 гг.), сохранило название Франция, напоминавшее об его происхождении от государства франков. Таково начало Франции как особого госу­дарства.

Основной ячейкой экономической и политической жизни страны уже к этому времени являлось крупное поместье – сеньория, – принадлежавшее владельцу большей частью на условии несения военной службы или других обязанностей по отношению к верхов­ному собственнику земли, сначала пожизненно (бенефиций), за­тем, с IX-X вв., наследственно (феод). Наряду с этим имелись поместья, владельцы которых не зависели ни от какого верховного собственника (аллод). Отсутствие постоянной экономической связи между районами и отдельными поместьями, ввиду замкнутого, натурального, чисто потребительского характера их хозяйства, явилось главной предпосылкой политического дробления Франции. Уже в IX в. каролингские графы, пользуясь ослаблением королев­ской власти, превратили свои должности и звания в наследственные, что было санкционировано Керсийским капитулярием Карла Лысого 877 г., и создали почти независимые от короля герцогские и графские династии Фландрии, Шампани, Анжу, Аквитании и пр. Вторжения и грабежи норманнов и арабов (сарацин) в IX-X вв. ещё более усилили политическое раздробление Франции. Замки, в изобилии возникавшие для защиты от вражеских набегов, стано­вились опорными пунктами для средних и мелких феодалов (с титулами виконтов, баронов, сиров или без всяких титулов), в свою очередь превращавшихся в почти независимых государей. Таким образом, уже при последних Каролингах наступает длитель­ный период феодальной анархии, характеризующийся раздроблением функций государственной власти между многими тысячами феодалов, полным распадом политического единства страны, частными войнами между феодалами, грабежами и раз­боем на больших дорогах. Попытки церкви ограничить фео­дальные войны и самоуправство путём установления «божьего мира», «божьего перемирия» не давали положительных резуль­татов.

В этот период резко усиливается гнёт феодальной эксплуатации крестьянства, путём насилия и захватов создаются новые виды крестьянских платежей и повинностей – так называемые «дурные обычаи», и почти вся масса сельского населения оказывается на положении сервов, крепостных в полном смысле слова. Призна­ками серважа являлись: личная несвобода; произвольный размер налагаемых на серва платежей и повинностей; обязательство уплачивать сеньору специфически сервильные пошлины: подушную (шеваж), брачную (формарьяж) и при переходе имущества серва к наследнику (менморт). Крестьяне «отвечали на усиление феодального гнёта и насилий восстаниями (например, в Нормандии, Бретани), сокращением запашки, массовым бегством в леса, на окраины страны, в города и «убежища» (sauvertes), создаваемые некоторыми феодалами, заинтересованными в приобретении рабочих рук.

Результатами феодальной анархии, в условиях низкой техники производства, явились, с одной стороны, периодические голодовки и эпидемии, с другой – общий кризис феодального хозяйства. Выход из этого кризиса наиболее авантюристические и разбойничьи эле­менты феодального общества искали в Крестовых походах (с 1096 г.), организованных на средства, добытые нередко продажей отпускных грамот крестьянам и грамот об освобождении городам.

Рост городов как центров ремесла и торговли, развитие районных рынков и зарождение экономических связей между районами повели за собой значительные сдвиги во Франции. В течение XII – XIV вв. основная масса крестьян выкупается на волю, превращается из сервов в вилланов – феодально-зависимых земледельцев, эксплуатация которых производится в форме фиксированной барщины, натуральных и отчасти денежных оброков. При этом, однако, остаются без изменения узурпированные феодалами государствен­ные права по отношению к зависимым крестьянам – низший суд и различные феодальные монополии (на мельницу, хлебную печь, виноградный пресс, на пользование лесами и водами), извест­ные под названием баналитетов. Города, со своей стороны, приобре­тают для себя различные права у сеньоров – либо за деньги, либо в результате успешного восстания. В первом случае горожане получают личную свободу и некоторые элементы самоуправления под контролем сеньора (villes de bourgeoisie), во втором – они добиваются так называемой коммунальной хартии, превращающей город в автономную общину (villes de commune) со своей собствен­ной администрацией – мером, советами эшевенов и прюдомов, со своими финансами, судом, полицией и вооружёнными силами, образуемыми ополчениями цеховых ремесленников.

Одновременно с экономическими и социальными изменениями XI-XII вв. и под их влиянием происходит окончательная консо­лидация господствующего военно-землевладельческого класса фео­далов в форме определённой феодальной иерархии.

В самый разгар феодальной анархии, в конце X в., Каролинги, утратившие к этому времени свои последние ресурсы и поддержку со стороны церкви, уступают престол Франции одному из своих вассалов графу Парижскому Гуго Капету. Избранный в 987 г. крупнейшими духовными и светскими феодалами в короли, Гуго Капет и его ближайшие потомки сумели закрепить королевский титул за своим домом (Капетингская династия). Первые Капетинги (Гуго 987 – 996 гг., Роберт 996 – 1031 гг., Генрих I 1031 – 1060 гг. и Филипп I 1060 – 1108 гг.), были бессильны даже в собственных владениях и вынуждены были примириться с опасным для них усилением герцогов Нормандии, ставших с 1066 г., когда Вильгельм Нормандский завоевал Англию, также английскими королями. Но уже с XII в., используя благоприятные для них экономические сдвиги во Франции, поддержку городов и церкви, капетингские короли приступают к политическому объединению страны. Людовик VI (1108-1137 гг.) путём конфискации земель и уничтожения раз­бойничьих замков укрепил свою власть в пределах королевского домена (между Сеной и Луарой с городами Парижем и Орлеаном), использовал затруднения феодалов Фландрии, Оверни, Бурбоне для усиления королевского авторитета, подготовил присоединение к короне герцогства Аквитанского, но потерпел неудачу при попытке оторвать Нормандию от Англии. Его политика была несколько скомпрометирована Людовиком VII (1137-1180гг.), который своим разводом с Алиенорой Аквитанской дал возможность графу Анжуй­скому Генриху Плантагенету, с 1154 г. королю Англии и герцогу Нормандии, присоединить к своим и без того обширным владениям Аквитанию. Так возникло могущество Анжуйской династии, став­шей опаснейшим врагом объединительной политики Капетингов.

Однако авторитет королевской власти во Франции и её материаль­ные ресурсы были уже настолько велики, что Филиппу II Августу (1180-1223 гг.) удалось добиться важных успехов в деле объединения Франции. Этими успехами Филипп II Август, как и его пред­шественники, был обязан поддержке «добрых городов» и церкви, заинтересованных в подавлении феодальной анархии и создании при помощи сильной центральной власти условий для мирного экономического развития. Будучи сами аббатами или патронами нескольких крупнейших монастырей в различных частях Франции, Капетинги пользовались ими как форпостами для распространения своего влияния в стране и как источниками солидных доходов. Церковь поставляла также образованных людей для нужд королев­ского управления, причём среди них были и выдающиеся политики, вроде аббата Сугерия, фактически замещавшего короля во время участия Людовика VII во втором Крестовом походе в «святую землю» (1147-1148гг.). Нe менее важную роль сыграл союз королей с городами. Политика Людовика VII была в этом отношении, правда, весьма непоследовательной (он поощрял возникновение городов-коммун на землях одних своих вассалов и помогал их уничтожению на землях других), но предоставление за деньги городам ограниченных привилегий и насаждение в королевском домене новых городов уже при нём приобрело довольно широкий характер и явилось важным средством обогащения казны и ограниче­ния власти соседних феодалов, беглые сервы которых охотно при­нимались в королевские города. При Филиппе II новые тенденции королевской политики сказались с полной силой. Он привлекал представителей богатого парижского купечества к управлению, вознаграждал города за финансовую и военную помощь против крупных феодалов различными льготами и привилегией. Филиппу II удалось в результате упорной борьбы с английскими королями Анжуйской династии (Генрихом II Плантагенетом, Ричардом Львиное Сердце и Иоанном Безземельным) добиться  решающего успеха. Его победа при Бувине (1214 г.) над феодальной коалицией во главе с Иоанном Безземельным позволила ему присоединить Нормандию, Анжу, Мен, Турень, часть Пуату и Артуа и увеличить, таким образом, королевский домен в четыре раза. Провозглашённый папой Иннокентием III Крестовый поход против альбигойцев под­готовил присоединение к короне южно-французских земель.


А так же можете прочесть похожие записи

  • Нет похожих записей

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.