Электричество; до появления потребителя

Электричество Довольно редко бывает, чтобы физик был ещё и бургомистром. И наоборот, наверное, тоже? Немецкий физик Отто фон Герике (1602-1686) был бургомистром Магдебурга. Признаем, город знаменитый, и не каждый, и не только физик, мог заслужить такую честь. И, конечно же, вы вспомнили Герике? Вся жизнь которого: не история физики, а истории с физикой. Это тот, известный Герике, который опроверг споры теоретиков о невозможности пустого пространства – вакуума, автор опытов с «магдебургскими полушариями». Но оказывается, что Герике также проводил опыты по электричеству, он создал прототип электрофорной машины – небольшой шар из серы, вращаемый с помощью рукоятки и при этом натираемый ладонями рук экспериментатора. Наблюдать потрескивание искр и слабое свечение шара было интересно, но, что интересно, явление отталкивания электрически заряженных частиц не привлекло особого внимания исследователей. Лет пятьдесят спустя, шар из серы заменили стеклянным цилиндром, а ладони экспериментатора – кожаными подушечками. В приличном обществе стало модно заниматься опытами по электричеству.

Голландский физик Питер ван Мушенбрук (1692-1761), автор первого систематизированного курса физики, изобрёл в 1745 году лейденскую банку (первый накопитель электричества – конденсатор), и опыты по электричеству получили новое направление. Однажды, ещё не зная возможностей своего изобретения, Мушенбрук испытал на себе такой сильный разряд, что, по его словам, «ради короны Франции он не согласился бы ещё раз подвергнуться такому ужасному испытанию».

Практику Петра I – отправлять за границу, на обучение молодых дворян, возобновили при Екатерине II. Среди 12 юношей, отправленных в Лейпциг в 1766 году, были: Римский-Корсаков, Кутузов и будущий автор «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н.Радищев. На каждого студента выделялось 800 рублей в год. Надзиратель, майор Е.Ф.Бокум, обворовывал студентов. «Он отчислял от нашего содержания, – вспоминал А.Радищев, – и то удвоял во своём, и принуждён был лишать нас даже нужнейших вещей». Можно сказать, что разность интеллектуальных потенциалов породила некое напряжение. Майор Бокум считал себя силачом и храбрецом, а студенты заметили, что он глуп и самоуверен невероятно. И они решили пошутить. Студенты сообщили своему надзирателю, что сам Питер ван Мушенбрук не соглашается испытать силу удара электрического тока лейденской банки, даже «ради короны Франции». Надзиратель (гофмейстер) студентов Бокум, решив продемонстрировать, что такое настоящий мужчина, согласился участвовать в состязании на выносливость при разрядах электрического тока. А.Радищев так описывал это действо: «Сперва удары електрической силы были умеренны, и дабы убедить самого Бокума в превосходстве его сил, удары производимы были над многими вдруг. Все по предварительному условию падали на землю, он оставался один непоколебим, торжествуя над падающими. Уверив его самого в превосходстве его сил, удары електрического орудия становились сильнее, он выдерживал их, не показывая, сколь они для него были болезненны; сила ударов столь наконец была велика, что едва его с ног не сшибала». Шутка студентов была очень опасна, ведь незадолго до этих событий парижский аббат Жан Антуан Нолле проводил опыты с птицами и обнаружил, что электрический разряд может оказаться смертельно опасным для человеческого организма. А физик Винклер получив удары электрического тока, отмечал у себя конвульсии, кровотечение из носа и сильные боли в руках.

Датский учёный Х.Кратценштейн (ун-т Галле) пробовал лечить путём воздействия электричеством параличи конечностей. И был приглашён Петербургской академией наук в помощь академику физико-математического класса Г.В.Рихману, изучавшему атмосферное электричество. В 1753 году Рихман, во время эксперимента, был убит молнией, а Х.Кратценштейн, в этот момент, находился рядом с ним. Датчанин был потрясён. Ведь молния – не лейденская банка. Не продлевая пятилетний выгодный контракт с Академией, он вернулся на родину. Кстати, Жан-Поль Марат (павший от руки женщины) написал три книги по электричеству, но почему-то был ярым противником молниеотвода. Как говорится: из ничего вспыхивают только супружеские ссоры, а ежедневно, во всём мире вспыхивает более 8млн. молний, так что, кому как повезёт. В 18 веке очень не везло итальянским лягушкам. И тогда, и сейчас: на наших просторах к лягушкам издавна относятся совершенно нейтрально, во Франции они и тогда были внесены в раздел гастрономии, в Италии другое дело – лекарство. Утверждают, что несколько лягушек, из которых предполагалось приготовить целебный отвар для жены Л.Гальвани (1771год), послужили началом теории гальванизма. Почти до середины 19 века учёные ставили опыты над гальваноскопией лягушек (в т. ч. Гумбольд, Бруньятелли, Матеуччи). Затем, когда нервы холоднокровных лягушек перестали интересовать исследователей, да и электричество появилось везде, настала очередь: мышей, собак, кроликов, обезьян и людей.


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.