Экспедиция Андрэ (часть вторая)

Орел Утро шестого августа 1930 года. Матросы норвежской шхуны «Братвог» вместе со шкипером Элиассеном направились к берегу бить моржей. Трое  ученых Полярного института решили воспользоваться краткой стоянкой и посетить необитаемый остров — самый восточный в архипелаге Шпицберген, названный норвежцем Хьельсеном — Белым. Остров невелик: длина около 60 километров, и весь он покрыт ледяным колпаком. Лишь в двух местах — в юго-западной и северо-восточной его оконечностях проглядывают небольшие полоски пологой каменистой земли.

Днем, когда охота была в самом разгаре, шкипер неожиданно вернулся на судно.

— Господин Хорн, — обратился он к руководителю экспедиции, — мне сдается, что мои парни нашли лагерь Андрэ. — И Элиассен протянул какую-то тетрадь, мокрую и тяжелую.

На первой странице можно было разобрать несколько слов: «…санное путешествие 1897 года».

Случайно в поисках пресной воды среди каменистой тундры два матроса наткнулись на проступающую из-под снега брезентовую лодку. В ней-то и обнаружилось множество вещей с пометками «Полярная экспедиция Андрэ. 1896 г.». А рядом в беспорядке валялось снаряжение: шведский флаг, ящики и жестянки с продовольствием, пустые сани…

В десяти метрах от лодки, возле невысокой каменистой гряды, нашли труп. На куртке сохранилась монограмма в виде буквы А. Это были останки Андрэ. Рядом стояли примус и кастрюлька с остатками пищи. Неподалеку — еще одна могила. Труп в расселине скалы, заваленный камнями. По инициалам на одежде выяснили, что это Нильс Стринберг.

Сенсационная весть об обнаружении шведской экспедиции, бесследно исчезнувшей 33 года назад, стремительно облетела весь цивилизованный мир. Месяц спустя журналист К. Стуббендорф на судне «Белый медведь» завершил поиски, начатые «Братвогом». Снег подтаял, обнажив остатки палатки. А в них останки третьего спутника Андрэ — Кнута Френкеля…

Свой «большой» дневник Андрэ хранил особенно тщательно. Он завернул его в шерстяной свитер и всегда носил под курткой… Карандашные записи прекрасно сохранились. В них сообщалось, что произошло с момента вылета и до высадки на Белом острове.

…После потери гайдропов, которая произошла сразу же после старта, «Орел» превратился в неуправляемый воздушный шар. Ветер менял направление. Обледенение оболочки оказалось значительнее, чем предполагалось. Шар летел очень низко, постоянно ударяясь о торосы. Аэронавтам пришлось расстаться с частью продовольствия и снаряжения. Но и это оказалось безрезультатным. 14 июня Андрэ понял, что дальнейшая борьба бесполезна. Аэронавты привели в действие разрывное приспособление и высадились на лед в районе с координатами 82°56′ с. ш. и 29°52′ в. д.

Неделю они готовились к санному переходу. Решили отправиться на юго-восток к большому складу продовольствия на мысе Флора на Земле

Франца-Иосифа.   Предстояло преодолеть около 350 километров тяжелого ледового пути.

В Арктике разгар лета. Полыньи и разводья чередуются ледяными полями. Каждый тащит сани с грузом в 120—130 килограммов. Дневник Андрэ пестрит жалобами на тяжелую дорогу. Утомительное однообразие переходов несколько разнообразит охота на медведей.

В начале августа они убеждаются, что не продвинулись к цели и на десятки километров. Дрейф льдов сносит их к югу. Полярники меняют направление. Теперь они идут к малому складу на Семи островах возле Шпицбергена. Дорога по-прежнему ужасна. У Френкеля и Стринберга болят ноги, но в целом самочувствие их хорошее. Аэронавты все чаще вспоминают тихие радости, ожидающие их дома. Стринберг пишет на привалах письма своей невесте, с которой обручился перед отлетом, но вскоре бросает это. Ограничивается короткими замечаниями в записной книжке. Уже конец сентября. С каждым днем становится холоднее. Но самое ужасное — путешественники поняли, что их неудержимо несет вместе с дрейфующим льдом между Северо-Восточной Землей и Землей Франца-Иосифа. «Мы признали необходимость примириться с зимовкой во льдах», — записывает Андрэ 17 сентября. Они строят ледяную хижину. В конце сентября их прибивает к Белому острову. Неожиданно льдина разламывается, и 5 октября аэронавты высаживаются на юго-западной оконечности острова, которая теперь носит название «мыс Андрэ», и разбивают свой последний лагерь.

Второй дневник Андрэ начал вести уже на острове. Но заполнены всего четыре страницы. 8 октября записи обрываются… Загадочно умирает Н. Стринберг — первая жертва. Кое-какие его личные вещи были найдены потом у Андрэ и Френкеля. Они высвобождают третьи сани (найденные затем пустыми), перевозят Стринберга к расщелине и заваливают камнями. И вот что странно: Андрэ, отмечавший в своем дневнике самые незначительные события, ни единым словом не упоминает о его смерти. Может быть, он потрясен случившимся или… не решается доверить дневнику свои мысли? И сколько еще дней прожили Андрэ и Френкель? Андрэ не возобновляет записи, остается предположить, что их загадочная смерть произошла вскоре после смерти Стринберга…

Поздней осенью 1930 года останки аэронавтов на канонерке «Свенксунд» — той самой, что 33 года назад доставила их на Датский остров, — отправили в Швецию и торжественно похоронили как национальных героев. Среди найденных на острове предметов были и отснятые пленки. Их проявили и получили 20 весьма отчетливых снимков — через 33 года…

Причины гибели Андре и его спутников в течение многих лет обсуждались учеными. Было высказано множество догадок и предположений. Среди них наиболее широкое распространение получили две гипотезы. Американский полярный исследователь Стефанссон предположил, что участники экспедиции Андре погибли от отравления угарным газом примуса. Этой же точки зрения придерживался и советский ученый С. В. Обручев. По мнению датского врача Трайда (которое разделял полярный штурман В. И. Аккуратов), причиной смерти шведских полярников стало заболевание трихинеллезом, которым они заразились, питаясь мясом больных белых медведей.

Маршрут экспедиции
Маршрут экспедиции. Сплошной линией обозначен маршрут полета, пунктирной — пешего похода. (Для увеличения кликните на изображение)


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.