Джеймс Уатт – укротитель пара

Пар Как-то был долгий спор между известными учёными, спор о том, кто первый установил химический состав воды. За право оседлать верхушку пальмы первенства в этом вопросе претендовали Г.Кавендиш, Д.Пристли, А.Л.Лавуазье и другие. Швейцарский физик Ж.А.Делюк советовал изобретателю паровой машины Д.Уатту тоже предъявить свои права в этом первенстве. Однажды Уатт высказывался, что кислород – это вода без водорода и т. д., но он отказался ввязываться в спор, ответив: «Я не честолюбив».

Что интересно, свой большой вклад в создании паровой машины сам Уатт оценивал невысоко, написав однажды сыну: «Хотя я и не чрезмерно честолюбив, но изобретением параллельного направления я горжусь более чем всеми остальными, сделанными мной». Уатт гордился своим «параллелограммом» – механизмом, который использовали только в машинах с вертикальным цилиндром, и который, кстати, скоро перестали применять. А историки науки главной заслугой Д.Уатта считают изобретение отдельного конденсатора, позволившего поднять КПД паровой машины почти в три раза.

Идея об отдельном конденсаторе пришла в голову изобретателю, когда он увидел клубы пара вылетающего из окна прачечной. Путь же к изобретательству был таков. Однажды 22-летний Джеймс решил открыть в Глазго свою мастерскую по изготовлению точных инструментов. И сразу возникла серьёзная проблема. Городская корпорация цеха кузнецов отказалась выдать ему разрешение на открытие мастерской.

В 18 веке ремесленные цеха являлись монополистами в той или иной области производства и промышленности, так соблюдался хоть некий порядок и гарантии качества. Имея со своего производства хорошую прибыль, ремесленные цеха активно препятствовали любому проявлению конкуренции, и старались ограничивать большой приток новых людей. Чтобы стать мастером цеха, нужно было долгие годы проработать учеником, а затем подмастерьем. Те мастера, не согласные этим правилом, создавали за пределами городских стен свои «нелегальные» мастерские. Никаких льгот такие мастерские не имели, а их продукция не проходила контроль качества. Мастеров, работавших вне цеха, на «вольных хлебах», прозвали «a parte» (с итальянского – со стороны). А для кузнечного цеха Глазго, Д.Уатт, не являвшийся жителем города и не прошедший ученического срока, представлял собой очередного «партача». Но выход нашёлся.

Университет Глазго пошёл навстречу Уатту и разрешил открытие мастерской на своей территории, присвоив ему звание университетского мастера математических инструментов. Ведь на территорию университета законы ремесленных цехов не распространялись. Именно в этой университетской мастерской, Уатт начинал свои работы над паровыми машинами. И такой интересный факт. В мастерскую к Уатту пришёл юноша и попросил мастера взять его помощником. Уатт был занят настройкой клапана и сначала отказал просителю, но разговорившись с молодым человеком, изменил своё решение. Впоследствии, Уильям Мердок стал незаменимым помощником, а весьма значительной частью славы Уатт обязан ему. Правду говорят, что «необходимость в принципиальных изменениях возрастает по мере приближения к завершению проекта». Мердок придумывал и изготавливал новые станки, улучшал измерительные инструменты и изобретал монтажные приспособления, он внёс множество существенных усовершенствований в конструкцию паровой машины Уатта. Но по непонятным (или понятным) причинам, Джеймс Уатт никогда публично не хвалил Уильяма Мердока.


А так же можете прочесть похожие записи

Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.