«Демонстранты» первомая (часть 2)

Шабаш Продолжим о профсоюзе чертополошных. Выхолощено звучит: «Эгоистичная логика настроений, формализм усиленный личным началом, мстительность, нравственный дальтонизм, нравственное одиночество превращающее жизнь в нравственную случайность и т. п.» – это, если коротко и деликатно, о тех, кого когда-то называли ведьмы. Инквизитор Анри Богэ в «Дискурсах о колдовстве» (1590) описал случай схожий с вышесказанным: «Клодина Бобэн, молодая девица, чья голова была вскружена патологическим тщеславием, очевидный мономаньяк, которая любой ценой хотела быть в центе общественного внимания», остановить её «базар» не смогли, «талант» не оценили,  на этом она и «погорела». Если вы считаете ведьмой даму в остроконечной шляпе и летящей на метле, то пусть будет так. В «натуре» ведьма – понятие-определение, одеяния не так важны. Читая книгу Л.Штейна «Ненавистные женщины: ведьмы среди нас» встречая нечто знакомое, начинаешь правильно понимать это слово. Описанные Штейном образы встанут пред вами в  виде ваших знакомых; «ненавистные женщины – это определённая категория» с «переменчивым, порой непонятным, двойственным, загадочным, с виду, поведением и заманчивым очарованием в резком контрасте с их саркастической и жестокой расчётливостью». Даже будучи замужем недолюбливают половой акт и остаются «психологическими девственницами», скрытные и недоверчивые, предпочитают привлекать мужчин мальчишеского типа (или неустойчивых) пользуются своим полом как оружием (вспомните миф об амазонках и матриархат), а родив ребёнка, они также пользуются им как оружием.

Согласно средневековым поверьям ведьмы избегают поцелуя в губы (это поверье до сих пор хранят проститутки), если при половом акте барышня старалась очутиться сверху, то её сразу волокли к инквизиторам. Почему? Догадайтесь сами, а великий Парацельс по этому поводу говорил: «Всё то, что внизу, равно тому, что вверху», да и не только психиатр Форель (светлая голова) и доктор Штейн, о такой позиции (вернее о таких дамах), высказывались крайне отрицательно. Задолго до появления инквизиции существовало мнение: «Ведьмы, подписав договор с дьяволом, автоматически лишаются божественного дара любви, взамен дьявол даёт им тягу к подобию любви – эрзац-любовь (однополую). Прочтите книгу Ф. Элворти «Дурной глаз» за любую из перечисленных там примет попадали на медосмотр, а затем и на допрос в инквизиции. Элворти ничего нового не изобрёл, он лишь ссылался на труды Геродота, Горация, Вергилия, Плутарха и Овидия. Любыми способами инквизиция пыталась «удержать всадников Апокалипсиса», ведь после исчезновения инквизиции, настало время революций, времена обладателей комплекса власти (эпоха ведьмачеств).

Швейцарский философ Д. де Ружмон анализируя приметы современной бесовщины и ведьмачества в своей книге «Доля дьявола» описывает их психопортрет «мучительные противоречия, порождённые бесконечным желанием, упирающегося в границы возможного.…Здесь встречаются все экстремы – ненависть и нежность, радость и печаль, мудрость и безумие, жизнь и смерть…крайняя неустойчивость положений и суждений…Ад страсти, которая не имеет другой цели, кроме несчастья» с трудом удерживается от применения медицинских терминов. Учитывая иносказательность, способы выражения мысли принятые в средние века, а также их термины и обозначения, понимаешь, что подразумевал автор трактатов. Францисканский монах Л. Синистрари в «De Daemonialitate» проявил себя как авторитет в выявлении ведьмачества и  чернокнижников (их «левизна», «левый человек», «ушёл влево»), ну чистый психоаналитик. У Бенедикта XIV в «De Seruruorum Dei Beatitificatione» говорится о бесах и их отродье, то есть – наследственности, об этом же пишет и Ф. Гуззо в «Compendium Maleficarum». Инквизиторам было важно признание, но ещё важнее им было покаяние, «в покаянии – вся сила спасения» (Псково-Печерский старец Симеон).

Д.Синклер в книге «Невидимый мир сатаны» приводит массу судебных процессов инквизиции над ведьмами, каждый приведённый им пример – криминал (даже в наше время – это статьи УК). В книге Робака «История психиатрии» (интереснейшая книга) приводятся высказывания доктора Норберта Кеппе (об инверсии ценностей), этот психиатр обоснованно приравнивает психические болезни к учению о ведьмачестве (сублимация добро-зло). Далее, Б.Карпман: «Сексуальный преступник и его преступления. Идеология, патология и психодинамика», в книге этой, основы понятий о том, что подразумевали под словами «ведьмы и ведьмаки», а при некотором «понимании предмета» можете прочесть «Ученические годы Вильгельма Мейстера» Гёте или «Огненный ангел» Брюсова.

Что интересно, когда в католичестве появилась оппозиция («реформаторы» лютеране, протестанты и т.д.), то инквизиция (орден доминиканцев и орден францисканцев) фактически не предприняла против них мер. Для борьбы с новыми религиозными течениями был образован орден иезуитов (Societas Jesu, 1540) «генерала» И.Лайолы. Причём историки отмечали, что и Лайола, и его противник Лютер страдали галлюцинациями. Игнатий Лайола, до образования ордена иезуитов, за излишний религиозный фанатизм, дважды арестовывался инквизицией, а «отец Реформации» умудрился жениться на монашке, шума было много. Инквизиторы враждовали с иезуитами, обвиняя их в казуистике и использовании служебной информации (тайна исповеди) в личных целях, но папы римские иезуитов в обиду не давали, ведь эти изворотливые парни были основой разведки Ватикана.

Предназначается только для представителей юстиции и медицины, для священников и педагогов, а также для людей, интересующихся психологией и социологией, так раньше писали в судебно-медицинских книгах


Прокомментировать

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.